02:01 

Хьюго Хильдшер (галерея)

Epodemus
Галерея, посвященная истории Хьюго Хильдшера (epodemus.diary.ru/p175998008.htm?from=#59647553...). Большинство иллюстраций и муз-дорожек повторяются, но присутствуют аннотации. Рисунки представлены в сюжетно-хронологическом порядке (т.е. не в том, в котором были нарисованы).

См. комментарии.

@темы: галерея

URL
Комментарии
2012-05-05 в 02:42 

Epodemus
1. Несчастливое Рождество / Dreary Christmas




Kane`s Family Theme (from “Kane&Lynch” the game)

- - -

"...Помню, я там простоял так долго, что в итоге сильно отморозил уши. До сих пор наполовину глух на одно ухо. Это было мое одиннадцатое Рождество. И ничего счастливого в нем не было..."

URL
2012-05-05 в 02:46 

Epodemus
2. Ранние годы / The early years




Shunt (?)

PS. Вообще-то, это был первый рисунок с изображением Хьюго Хильдшера, но результат мне не очень глянулся ― Хильдшер получился слишком молодым. К тому же я допустил непростительную ошибку с положением персонажей относительно друг друга ― думаю, это заметно. В дальнейшем я немного изменил внешность персонажа, доведя ее до относительного ума, но этот образ все равно мне так понравился, что я решил приписать его к молодым годам Хьюго, когда он только начинал свою карьеру младшего детектива (ему на рисунке вполне можно дать лет двадцать). Однако в таком случае рисунок содержит также и сюжетно-логические ошибки ― например, в те годы у Хьюго еще не было собаки и ножа-кастета (того, что зажат в правой руке), и в качестве огнестрельного оружия должен был быть не “Springfield” (в левой руке), принадлежавший в ту пору еще только его отцу, а “Colt DS”. Может, перерисую полноценно когда-нибудь, но пока ― как есть.

URL
2012-05-05 в 02:49 

Epodemus
3. Зеркало души / Mirror of the soul




Count To Six And Die (by Marylin Manson)

- - -

"... Этот случай имел место в пору моей молодости ― когда я еще только начинал работать, будучи простым патрульным… Мне и моему напарнику дали поручение уладить беспорядки в каком-то частном доме ― в участок позвонила женщина, в истерике заявляя, что ее избивает муж. Нетипичная история для обывателя ― но, к сожалению, не для уголовного архива. Потому особых неприятностей никто из нас не ждал...
Мы прибыли на место, но дверь никто так и не открыл. Шум внутри не утихал, так что нам пришлось вломиться силой… Первое, что я увидел, когда распахнулась дверь ― взрослый фуррианец прижимал к полу маленькую девочку и душил ее своими собственными пальцами. Я выхватил оружие и, не задумываясь, выстрелил…
Это был ее родной отец. Его кровь застыла на ее лице. Ее мать уже лежала бездыханном трупом к нашему появлению.
Теперь уже непросто вспомнить, что я чувствовал в те бесконечные минуты ― да и стоит ли описывать? Лишь помню ее взгляд ― в этих глазах таился дикий, необъятный, первобытный страх. И, думаю, дело было даже не в том, что случилось в тот самый роковой вечер ― вернее, не только в том... Говорят, глаза ― зеркало души. Я попробовал представить, какие отражения скрывали глаза этой маленькой запуганной до невменяемости девочки ― моим следующим желанием было застрелиться...
Я не знаю, что случилось с нею дальше ― с приездом помощи наша задача была выполнена, и мне пора было возвращаться на свой пост и продолжать работу. Как будто ничего особого и не произошло… Наверняка ее продержали в участке до утра, потом определили в детский дом, а скорее всего ― в лечебницу. Ее дальнейшая судьба мне неизвестна, а я сам был так потрясен, что даже не запомнил ее имени.
Впоследствии я глубоко жалел ― ведь эта девочка была одной из тех немногих, кого мне удавалось застать на месте преступления еще живыми... "

URL
2012-05-05 в 02:52 

Epodemus
4.1. (Вторая версия образа Хильдшера, на белом фоне, в дальнейшем был добавлен задний план, детализация и шрам, поэтому сохранил сразу несколько вариантов. Здесь ― изначальный)


URL
2012-05-05 в 02:53 

Epodemus
4.2. (С добавлением фона)


URL
2012-05-05 в 02:54 

Epodemus
4.3. Прогулки по трущобам / Walking the slums

(Окончательный вариант с добавлением названия, заднего фона и шрама на лице, правда шрам не совсем такой, как на последующих вариантах – затрагивает лишь нижнее веко, а не пересекает весь глаз на пол-лица)




X Marks The Spot (from ”Saw” the movie)

URL
2012-05-05 в 02:58 

Epodemus
5. Хьюго и Марк / Hugo & Mark

PS. (Окончательный вариант Хьюго Хильдшера и ремейк самого первого посвященного ему рисунка, со шрамом, псом и всем прочим).




Count To Six And Die (by Marylin Manson) (PS. Знаю, уже звучало, но это главная тема персонажа, поэтому пихаю еще раз)

URL
2012-05-05 в 02:58 

Epodemus
6. Один в парке / Alone in the park




- - -

"… Один раз в неделю я прихожу сюда и провожу здесь один час. Я гуляю здесь один, хотя это означает вовсе не то, что в парке кроме меня нет больше ни одной живой души. Я ищу свою любимую скамейку ― которая на весь парк почему-то здесь совсем одна, и ни разу на моей памяти она не была занята. Рядом с ней стоит один единственный клен на всю округу ― как он сюда попал, я тоже не пойму. Я остаюсь с ним вместе один на один и невольно начинаю себя сравнивать ― вернее, свое ничтожество с его величием. Когда я еще не появился на свет ― этот клен уже стоял. С каждым годом я старею, и очень скоро стану совсем слабым и немощным ― а этот клен с веками станет только еще крепче. Мое тело поглотит земля, и от моего присутствия в этом мире не останется более ни единого следа ― а этот клен будет все так же стоять на этом месте, один, как и всегда. В такие моменты любому, кто умеет мыслить и кто оказывается со своими мыслями наедине, покоя не дает одна-единственная мысль: “Вот я живу один ― и в чем же смысл моей жизни?”.

Я впрочем, знаю лишь один ответ, и этого мне для успокоения достаточно…

… Хотя бы один день, когда я прихожу сюда ― здесь никого не убьют и не ограбят."

URL
2012-05-05 в 03:00 

Epodemus
7. Поглощая безумие / Absorbing Madness




Count To Six And Die Autopsy Remix (by Marylin Manson) (PS. Собственно, опять звучит главная тема, только в немного измененном, более пафосном варианте и без слов)

- - -

(Эльза):"… Он часто оставался на ночь в своем офисе – копался в бумагах и просматривал какие-то записи, по слухам, на редкость жуткие. И что только мешало ему просто идти домой каждый вечер, как и все?.."

URL
2012-05-05 в 03:04 

Epodemus
8. Эльза Хоуп / Elza Hope





PS. Описание персонажа см. в Истории Эльзы Хоуп (читать дальше)

URL
2012-05-05 в 03:05 

Epodemus
9. Выпускной / Graduation times



- - -

"У меня, вообще-то, есть диплом с печатью!"

URL
2012-05-05 в 03:08 

Epodemus
10. Тяжелое впечатление / Hard Impression




Eine Kleiner Elevatormuzik (from “Half-Life” the game)

- - -

(Хьюго): " ― А у тебя кишка не тонка - входить ко мне без стука."

- - -

(Эльза): "... Когда я впервые его встретила, мурашки пробежали даже по хвосту. На меня уставился поблекший жуткий глаз с громадным шрамом поперек лица. Это было тяжелое впечатление… "

URL
2012-05-05 в 03:10 

Epodemus
11. Вот это моя работа / That`s my routine




Devine Sacrifice (from “Prince of Persia Warrior Within” the game)

- - -

(Эльза Хоуп): ”… В ту ночь я, как обычно, сопровождала детектива Хильдшера по пути в какие-то дебри. Просидев весь день, не выходя из кабинета, в который мне нельзя было даже заглядывать, он вдруг выскочил наружу, не говоря ни слова. Мне пришлось поторопиться ― детектив был безразличен к моему присутствию, как и всегда, так что промедли я одно мгновение, и он спокойно (и, видимо, с большей охотой) уехал бы один.

Мы остановились у каких-то очередных мрачных складов. Детектив велел мне сторожить вход, а сам прокрался внутрь ― сопровождать его он тоже позволял мне не везде. Меня это жутко выводило из себя, но делать нечего. Однако не прошло и четверти часа, как я услышала звуки стрельбы и крики изнутри, и потому у меня наконец-то появился веский повод нарушить оговоренную субординацию…

Когда я вошла, внутри было уже тихо. Поплутав по тускло освещенным коридорам я, наконец, увидела детектива ― он стоял на месте, неподвижно и безмолвно, задумчиво всматриваясь куда-то перед собой. Поравнявшись с ним, я увидела нечто невообразимое.

Конечно, мне, как полицейскому, приходилось видеть трупы. Но ни разу мне еще не приходилось видеть тело, доведенное до такого состояния; ни разу в жизни я еще не видела столько крови ― я не знала, что ее вообще бывает столько… Ни разу в жизни я еще не видела детский труп.

Я примерзла к собственному месту, не чувствуя конечностей; мои глаза, наверное, готовы были вылететь из орбит; челюсть отвисла в нерешительности произнести что-то, но во рту все пересохло так, что покалывало в горле. Я почувствовала, как недавний ужин просится наружу, и, возможно, я не добежала бы до выхода, если бы меня не отрезвил невозмутимый голос детектива:
― “Немного подташнивает, правда? ― хладнокровно произнес Хильдшер, с непоколебимым видом поджигая сигарету. ― А я работаю с этим каждый день…”

URL
2012-05-05 в 10:51 

Epodemus
12. Доктор Живодер / D(e)r Schinder

PS. (На самом деле, следуя своим же собственным правилам, мне стоило бы поместить этот рисунок куда-нибудь повыше и пораньше, чтобы соблюсти хронологию (см. описание персонажа ниже), но в разрыве со следующими двумя рисунками смотрелось бы неорганично)




Bomb Defusal (from “Splinter Cell Double Agent” the game)


см. аннотацию ниже (не хватило места в одном посте)

URL
2012-05-05 в 10:51 

Epodemus
- - -

“... Доктор Мэлкольм Кристофер, в худшие времена печально известный как “Доктор Живодер” ― очередной пример того, как выдающаяся личность превращается в выдающееся чудовище. Я искренне пытался всеми силами понять, что же способно превратить хорошего добропорядочного фуррианца в негодяя, каких редко сыщешь даже в современном пошлом мире. И в данном случае дьявольская метаморфоза объясняется не суровым окружением или искалеченной судьбой, а лишь теми извращенными пороками, которые глубоко внутри таит в себе каждое живое существо.

В не таком уж и далеком прошлом Кристофер ― приятный на вид хорь, харизматичный и обаятельный, остроумен в общении и бесподобен в своем деле. А дело его было исключительно благородное ― доктор Мэлькольм был известен как первоклассный хирург и проводил мастерские операции на сердце. Любил детей. Мировая известность ему, собственно, пришла как раз после сложнейшей операции по удалению опухоли у одной маленькой девочки, на судьбе которой все остальные врачи ставили крест. До начала своей карьеры мистер Кристофер с отличием закончил медицинский факультет, в раннем возрасте защитил докторскую диссертацию и даже стал автором успешного научного трактата ― этот хорь был гением, невозможно отрицать. Тем трагичней и ошеломительней стало его падение, повлекшее за собой хроническую травму и впоследствии поставившее ему диагноз пострашнее прогрессирующей опухоли…

Добропорядочный хорек (что уже невероятнейшая редкость) оказался нечист на руку, что для врача недопустимо ― его уличили в каком-то смутном деле, связанным с незаконной продажей ресурсов из банка крови собственной клиники. Непогрешимая репутация доктора Мэлькольма была запятнана, а его карьера безнадежно разбита. После череды судебных разбирательств ему пришлось оставить клинику, покинуть родной город, и с тех пор о выдающемся хирурге больше никто ничего не слышал. До поры, до времени.

Это пора случилась на другом конце земли. Мой отдел расследовал запутанное дело о контрабанде свежевыпотрошенных органов. В то же время поступали сведения об участившихся пропажах людей и фуррианцев ― в большинстве случаев, очень молодых. В процессе длительной и не совсем, признаюсь честно, добросовестной работы я вышел на след некоего ”Доктора Живодера”. В свое время он наделал шумихи, лишив жизни около дюжины ”ночных бабочек” и аккуратно расчленив их с профессиональным мастерством ― современный аналог Джека Потрошителя, не иначе. Но это все были цветочки. Настоящая скотобойня была все еще впереди.

Таинственный маньяк раскрылся в еще более жутком свете. На каком-то самим дьяволом забытом кладбище, в подвалах захолустной мрачной церкви жил и трудился позабытый всеми доктор Мэлкольм. Жизнь не лишила его характер позитивных черт ― чего не скажешь о его рассудке. Хорь-альбинос содержал маленький полулегальный морг да и сам походил на призрака своего собственного трупа, завалявшегося в каком-нибудь из холодильников. С ним боялись иметь дело даже те, кому бояться в жизни было совершенно нечего. И дело было вовсе не в мрачности хозяина адских угодий ― напротив, он был весьма словоохотлив, остроумен и циничен, любил мрачно пошутить да и вообще казался легкомысленным дантистом. Но никто из его посетителей не принимал предложение остаться на чай ― жизненная необходимость связываться с худшим проявлением смерти и без того стоила недешево. Чем же занимался этот хорь на руинах своей славы? Ну, помимо своих оффициальных полномочий, разумеется…

Своим мелким мрачным делом жуткий доктор прикрывал гораздо более крупный и еще более мрачный бизнес. Именно доктор Мэлкольм заведовал продажей внутренних органов интересующимся лицам ― как видно, старый грех только усугубился. А потому как материал требовался всегда свежий, Док организовал “поставку живого товара” ― им и становились похищенные люди и фуррианцы. Большей частью, малолетние ― cвоей любви к маленьким деткам он тоже со временем не изменил…
У Кристофера было оригинальное развлечение. Увлекшись историей медицины времен Последней Великой Войны, доктор Мэлкольм решил повторить опыт западных и восточных хирургов ― “Живодер” препарировал своих несчастных пациентов на живую. Так он и получил свое символическое прозвище, а так же репутацию, леденящую кровь своих деловых партнеров. Записывая свои кровавые эксперименты на пленку, доктор составлял ”учебное пособие”. Однако его умопомрачительные записи снискали бешеную популярность среди извращенцев совсем другого рода ― любителей ”снаффа”.
У нас с доктором, впрочем, была пара общих черт, как ни омерзительно это осознавать. Его скрупулезность и аккуратность я уже упоминал. Еще Кристофер любил породистых собак. Йозеф и Рашер ― так он обозвал своих питомцев ― понравились бы мне гораздо больше, если б не пытались меня убить. Окончательно все шансы на мою симпатию к ним убил тот факт, что их хозяин скармливал им трупы своих жертв.

Еще я возненавидел его скальпель ― именно из-за него я и лишился правого глаза, еще когда столкнулся с его обладателем до переезда на Западный Материк. Именно им я и хотел убить самого Мэлкольма после того, как избежав суда, он попал в психушку ― его клиенты были могущественными и благодарными людьми. И, я уверен, пройдет совсем немного времени, прежде чем он снова примется за свое отвратительное дело. Я пожалел, что взял его живьем. Убить его позднее у меня не получилось ― повторить опыт своего отца я не сумел.
Но я никогда не допускаю одну ошибку дважды. Ни один из моих подозреваемых с тех самых пор не доживает до ареста…”

URL
2012-05-05 в 10:54 

Epodemus
13. Дьявол с ангельским лицом / Devil with angelic face




Deja Vu (from “Hostel” the movie)


Devil in the details (from “Hanna” the movie)

- - -

“... Настоящего маньяка никогда не узнаешь с первого взгляда ― так говорили у нас в отделе, и так говорили все. Поначалу я не придавал этому смысла ― я верил, что, как бы то ни было, злодеяния просто не могут не оставить след на челе их деятеля. Но я ошибался.

Поистине, ложь ― великое оружие. Зачастую ее даже не приходится использовать словесно ― обычное неведение способно ввести в большее заблуждение, чем любая даже самая изворотливая ложь.
Александро Ле`Вич ― фуррианец с ангельским лицом, искренней обезоруживающей улыбкой и немного отрешенными глазами; интеллектуал с галантными манерами и не надоедающий в беседе; молодой предприниматель, содержавший небольшой, но вполне успешный бизнес туристических ночлежек ― так называемых “хостелов” ― и родовую фабрику игрушек, доставшуюся по наследству; примерный семьянин, верный жене так же, как и собственному делу; любящий отец ― впрочем, тяжело себе представить производителя плюшевых медведей, равнодушного к детям. Этот кроль был безупречен, и при этом обладал столь кротким нравом и наивной искренностью, что в безобидности его не возникало ни единого сомнения. Но я тоже был хорош в своем деле ― и мне тоже искренне хотелось, чтобы мое чутье подвело меня хоть раз…

Одно из заведений Ле`Вича немного отличалось от других. Там собирались люди, искавшие отдыха и развлечений, платили за это деньги, им предлагали за эти деньги множество услуг. Ничего оригинального, кроме одного ― главной развлекательной услугой в этом заведении было убийство.
Под руинами старинной фабрики ― производившей, кстати, в своем прошлом мягкие игрушки ― располагалась сеть подвалов, напоминавших камеры средневековых пыток. Возможно, таковыми они и были в еще более древнем прошлом. Теперь это были ”комнаты”, предоставлявшиеся ”постояльцам” на определенный срок. За это время постоялец представлялся в роли палача, которому предоставлялась жертва и соответствующие инструменты. Иначе говоря, это был бизнес, основанный на удовлетворении садистских потребностей богатых психопатов.
Будущие жертвы тщательным образом избирались на заказ ― вплоть до уточнения расы, пола и других деталей ― из толпы молодых неосторожных, легкомысленных туристов. Затем их похищали, доставляли в логово и оставляли на растерзание своим “покупателям”. Каждый был горазд на свою извращенную фантазию и составил бы насыщенное дополнение к моим личным архивам преступлений.

Ле`Вич, кстати, сам был постоянным гостем собственного заведения и заядлым “палачом”. Больше всего он предпочитал молодых красивых девушек ― как и все мифологические чудища. Что он с ними делал, я не знаю, ибо следы пребывания каждого клиента тщательно стирались, как и во всех приличных заведениях Ле`Вича с качественным обслуживанием. Впрочем, не могу пожаловаться на отсутствие улик ― не у всякого хватит воображения хотя бы представить что-либо подобное, даже в самой злобной непристойной шутке.
Но жизнь любит пошутить. Александро Ле`Вич, маньяк с ангельским лицом, был не просто исчадием ада ― он был хозяином самого ада. Жизнь, как и всякая порядочная женщина, любит удивлять.
К большинству мерзавцев, пойманных мною, я отношусь с презрением и отвращением. Но как бы ни был отвратителен Ле`Вич, мне было его жаль. У таких, как он, было все, чтобы считаться обеспеченной счастливой личностью ― но таких чаще всего и поражает раковая опухоль. Его болезнь была ужасна и неизлечима. Впрочем, Александро сам признался, что хронически страдает нервными припадками, во время которых становится совершенно невменяем. Вот только он забыл упомянуть, какими средствами снимает напряжение. Еще он постоянно насвистывал какую-то странную мелодию из собственноручно собранной шкатулки, неуловимое значение которой было понятно лишь ему одному…

Всю свою жизнь я изучаю насилие, его формы, логику, мотивы. И еще задолго до знакомства с Ле`Вичем я убедился, что насилию мотив и логика зачастую, собственно, не так уж и нужны. Каждый из нас носит в теле дьявольский зачаток ― первобытную, безумную, ненасытную жестокость, лишенную причины, ровно как и всякого здравого смысла. Люди просто инстинктивно любят убивать, как и все хищники.
И потому я не был удивлен. Лишь огорчен немного, как обычно. Я по-прежнему не находил ответов на загадки жизни. В ее ребусах не было логики, а на ее загадки не было ответов.
Это была просто злая шутка, и не более того…”

URL
2012-05-05 в 10:57 

Epodemus
14. Нечто сатаническое, часть 1. Ведьма / Something satanic, part 1. The Witch




The Life (by Dope) (PS. На самом деле этот трек относится только к одному моменту ― нападению на конвой, см. описание ниже)


Gothic sounds (from “True Crime” the game)

- - -

“... О своей работе я обычно говорю: ”Моя жизнь ― это ад, в котором я каждый день веду борьбу с исчадиями этого ада.” С некоторых пор метафоричный смысл этой фразы стал более приближенным к реализму…

Грань между шайкой беспризорников, занимающих свое свободное время мелким вандализмом, и организованной преступной бандой очень широка ― так мне казалось раньше. Во всяком случае, раньше я не воспринимал всерьез все эти стайки отморозков, любящих выделиться из толпы, при этом создавая новую толпу. Но превратить эту толпу невинных школьников в хорошо управляемый отряд закоренелых убийц, как оказалось, проще, чем кого-либо другого.

”Стимфалийские Птицы” ― так называла себя группа, представлявшая на первый взгляд очередное сборище малолетних отщепенцев, которые одевались во все черное, раскрашивали лица черной тушью и слушали какую-то невменяемую музыку. На деле это были настоящие фанатики, следовавшие собственной религии, не представлявшей из себя ничего светлого ― что-то сатаническое, я в этом плохо разбираюсь.
Руководила этой группой девушка по имени Регина Цепеш. Именно она превратила этот безобидный кружок по интересам в преступную банду, занимавшуюся грабежами, рэкетом, убийствами, сбытом наркотиков, при этом состоявшую из подростков-фуррианцев и державшую в узде целые районы. Все это управлялось лишь одной общей навязчивой идеей, которой, в свою очередь, грамотно манипулировала одна-единственная тварь. Ее я искренне возненавидел ― ибо ни один даже самый жестокий и беспринципный в своих действиях убийца не опасен так, как опасна целая толпа безумных дикарей, которым хватало придать лишь легкий импульс.

Однако и одна Регина стоила целой толпы. После встречи с ней я навсегда проникся антипатией к кухонным ножам и молодым домохозяйкам. Юная мисс Цепеш мастерски владела не только силой убеждения, но и холодным оружием, ровно как и своим телом. Она как будто бы сбежала из акробатического цирка. Признаюсь, я бы с большим удовольствием встретился с бешеным ротвейлером с голыми руками, чем с этой ведьмой, вооруженный до зубов. Ее коллекция стилетов, которые летали ни чуть не хуже пули, заставили меня возненавидеть даже собственный кастет. Еще она постоянно держала при себе собственных телохранителей, отличавшиеся от прочей своры и возрастом, и статусом, и физическими данными. Их я возненавидел еще больше. Похоже, что они-то и составляли основной костяк, заправлявший крупными делами ― малолетки же, наверное, были просто массой мелких исполнителей.

Я вообще до конца так и не понял, что именно представляла из себя Регина Цепеш ― то ли она была простой пай-девочкой, исполнявшей роль не более, чем оратора, под управлением и охраной ”старших братьев”; то ли она действительно была умелым лидером, таившем в своем прошлом биографию какой-нибудь обиженной бунтарки, вытянувшей из кармана собственных родителей все деньги, прежде чем сбежать из дома и отправиться по свету в поисках путей для повышения своей самооценки; а может быть, она и вправду была ополоумевшей стервой, в душе которой жестокость, злоба и коварство переплелись с идеями своего внутреннего мира, из которого ей выбраться уже было тяжело. Все это превратилось в помешательство и смешалось в ее образе в единый бешеный клубок… не лишенный, впрочем, смысла и какого-то непостижимого адского очарования…
Впрочем, даже все эти нелегковесные грехи не привлекли бы моего внимания, если бы ни еще одна особенность этого ”клуба”. Я уже упомянул религиозный фанатизм, служивший главной двигательной силой группы. Но ребята слишком увлеклись.

Их навязчивая идея превратилась в культ, породивший целые ритуалы. Одним из таких ритуалов было ”жертвоприношение богам” ― раз в месяц из рядов культа выбирали самую молодую девственницу, которую впоследствии жестоко убивали. Например, сжигали заживо или методично протыкали тело острыми шипами, обрекая на мучительную смерть. Наверняка дело здесь не обошлось одним лишь “добрым словом” ― большинство из них были наркозависимы. Но факт оставался фактом ― ”Королева Цепеш” придумала поистине дьявольское развлечение, и вместе с тем ― надежный способ управлять толпою своих слуг. Все они были верны ей и запуганы настолько, что никто не думал даже пикнуть хоть кому-нибудь из посторонних о тех ужасах, что происходили в здании какого-то закрытого готического храма. Мне так и не удавалось найти их главное логово до одного мрачного случая… "

URL
2012-05-05 в 11:00 

Epodemus
15. Нечто сатаническое, часть 2. Отчаяние / Something satanic, pfrt 2. Despair




The Last Drops Of My life (by Pain)

- - -

"... Однажды на пороге моего кабинета появилось двое подростков ― девушка и ее парень, назвавшие себя бывшими членами ”Стимфалийского” культа. Я услышал жуткую историю. Девушка оказалась самой молодой представительницей культа, из-за чего и была избрана очередной “жертвой”. Однако ее друг не смог смириться с участью любимой и помог сбежать, тем самым став “предателем” и подписавшим смертный приговор обоим. Зная, что их будут искать и обязательно найдут, бедолаги решили покончить с культом и обратиться, наконец, в полицию, после чего их и направили ко мне. Не думаю, что они первые в своем роде ― скорее всего, до них еще никто просто не успевал добежать до помощи. Как бы то ни было, у меня наконец-то появилась крупная зацепка в этом деле, но ее цена в итоге оказалась слишком высока.

Спустя сутки, проведенные в участке, парочку было решено перевезти в безопасное место и поместить под охрану на некоторое время, как свидетелей, которым угрожала смертельная опасность. Однако по дороге банда оккультистов напала прямо на конвой ― я в жизни ничего более дерзкого и безрассудного не видел. Две машины протаранили нас в лоб, еще три пытались нас зажать; трое нападавших тяжело пострадали, но цели своей они все-таки достигли ― уцелевшие фанатики в переполохе выкрали девушку и скрылись вместе с ней. Я спас парня от удара ножом, да и сам чудом остался жив. Мы пережили металлическую мясорубку, но расслабляться было рано ― нужно было отыскать их логово, пока еще было время. А было его очень мало. Парень все никак не мог заткнуться и с ужасом описывал, как его бывшие приятели будут убивать его подружку.

Логово мы все-таки нашли ― в какой-то мрачной старой церкви, идеально подходящей для подобных сборищ. Но мы опоздали. Я не успел спасти последнюю ”жертву” ― к моему приходу ее бившееся в агонии изуродованное тело доживало свои последние минуты. Мне и раньше приходилось видеть искалеченные трупы. Но это поистине было что-то сатаническое…

… Я никогда не забуду сумасбродное отчаяние того парня. Я не позволил ему зайти внутрь и взглянуть на труп своей подруги, и, похоже, сделал правильно ― ему и так хватило. Обезумев от несчастья, фуррианец рвал на себе волосы, кричал, как одержимый, и в конце концов просто застыл на месте в невменяемом молчании, словно был парализован. Я стоял прямо перед ним и свысока смотрел на его судороги... Я ничего не говорил и чувствовал совсем не то, что ожидал ― я думал, что буду чувствовать презрение к этому молодому, глупому и легкомысленному отморозку, решившему поиграть во что-то экзотическое и поплатившемуся за это жизнью близких. Но даже мои глаза выдавали мои истинные чувства ― все-таки мне было его жаль до глубины души. Мы все ― живые существа, и потому склонны совершать ошибки. Но далеко не все способны осознать свои ошибки, и тем более ― признать их до фатального непоправимого исхода. В последнюю минуту эти двое встали на путь, уводивший их от края бездны, но все-таки земля рассыпалась под их ногами. Это несправедливо. Ведь какой бы грубой ни была ошибка, и как бы ни был глуп тот, кто ее совершил ― попытаться все исправить каждый имеет право. По совести сказать, это я должен был рвать на себе шкуру ― ведь эти дети сделали все, что смогли ― они прибежали к взрослым в поисках спасения… они пришли ко мне. А я их защитить не смог. Я их не спас. Как не смог спасти еще многих до того и после них…

Мое последнее столкновение с Региной Цепеш произошло на каком-то промышленном заводе. Как я сказал, чертовка мастерски орудовала ножом ― у меня осталась пара шрамов. Но ни один из них не сравнится с рубцами в моей памяти. Так же, как и не сравнится с ожогами на ее лице ― даже если омерзительным созданиям с такой уродливой душой зачастую и удается избежать достойного возмездия, ее уродливое лицо не даст ей скрыться от бремени собственных грехов до самого конца своей уродливой жизни.
Разумеется, отчет гласит, что это был несчастный случай. Все-таки, мы встретились на промышленном заводе… "

URL
2012-05-05 в 11:02 

Epodemus
16. Собственное отражение / Self-Reflection




Final Destination Main Theme (from “Final Destination” the movie)

- - -

”... Есть такая фраза: ”И добро бывает с кулаками”. Именно таким “добром” я себя самому себе и представлял. Меня осуждали, презирали, ненавидели, боялись ― и эти чувства всегда были взаимными. Свои действия я лицемерно считал правильными, а все остальное ― волокитой и нерешительностью. Возможно, мне всего лишь не хватало взглянуть на себя со стороны…

Альма Сафферс ― шестнадцатилетняя фуррианка с хрупким телом и волчьим взглядом. В этом взгляде я увидел отражение такого же ”добра”, которое сам и проповедовал. Я бы даже сказал, что увидел собственное отражение…
В этих глазах был захоронен неприятный опыт ― в десять лет Альма подверглась изнасилованию тремя выпускниками старшей школы. Следующие восемь месяцев она ни с кем не разговаривала и лишь оставляла своим лечащим врачам записки с надписью: ”Убейте”. Было не совсем понятно, кому именно желала смерти девочка ― себе или своим мучителям ― но, как бы то ни было, время шло, жизнь продолжалась, и окружающие всеми силами старались подавить в сознании Альмы боль и унижение. Но треснувшее зеркало бесполезно обрамлять новыми рамами и перевешивать со стенки на стенку ― в его отражении реальность будет навсегда искажена.
Альма больше никогда не доверяла взрослым, потеряла всех своих друзей, и ко всем окружающим относилась с нескрываемым подозрением. Став молчаливой, мрачной и задумчивой, она кипела ненавистью к миру, став похожей на сосуд ― безмятежный и безвредный с виду, но при этом испускавший жар раскаленной жидкости внутри. И бурлящие воды этого сосуда отыскали выход наружу.
Фуррианка посвятила себя мысли о борьбе с тем злом, которое сама пережила. Пытаясь докричаться до толпы, она устраивала школьные дискуссии, обращалась к высшим органам и даже написала диссертацию. И ее старания не оказались тщетными ― Альма обрела единомышленников. Вместе они организовали тематический кружок, где обсуждали, как их ровесники могли противостоять проблемам взрослого и злого мира. Вывод, к которому они пришли, был, в принципе, логичен ― помощи от взрослых ждать бессмысленно, и к большим проблемам следует готовиться самим.

Появилась у компании Альмы и еще одна навязчивая мысль: ”Уничтожь порок в зародыше” ― или, другими словами, ”предотврати зло до его свершения”. Казалось бы, еще один вполне логичный вывод. Но проблема в том, что мудрая идея стала действительно навязчивой…
Говоря по существу, Альма стала бороться с насильниками-педофилами. Вернее, с теми, кто вызывал у нее подозрения. И это была вовсе не борьба, а неистовая травля.
Алгоритм был несложен. Альма и ее партнеры выискивали среди окружающих, в основном ― своих же сверстников мужского пола ― людей и фуррианцев, дающих хоть малейший повод к уличению во всяких извращениях. На этих индивидов находилась информация, из которой составлялся психологический портрет. И если результат оказывался положительным, в дело вступала сама Альма. Кроткая и миролюбивая, она быстро завоевывала симпатию своих ”подозреваемых”, как и их доверие. Даже свою исключительную проницательность фуррианке редко приходилось использовать ― очарованные мальчики сами раскрывали перед ней всю свою душу, признаваясь в странностях и экзотических фантазиях.

Наслушавшись своих “подозреваемых” вдоволь и собрав все нужные сведения, Альма безжалостно разоблачала их в газете одного из самых преданных единомышленников, превращая общественную жизнь своих наивных и покрытых вечным позором жертв в кошмар.
Другой, более дерзкий вариант охоты ― Альма вела электронную переписку от лица несовершеннолетней маленькой развратницы, ищущей легких развлечений в компании больших парней. Разумеется, последние попадались на уловку, назначали встречу где-нибудь в реальном мире, где их ждал не плод их скверного воображения, а другие парни ― ”Борцы за Неприкосновенность”. Дальнейшее развитие событий очевидно.

URL
2012-05-05 в 11:02 

Epodemus
К поступкам Альмы относились неоднозначно. Но подавляющее большинство восхищалось ее силой, смелостью, и инициативой. Множество людей и фуррианцев следовало ее примеру. Хуже всего то, что они все считали это правильным.

Быть может, странно, что именно я так говорю. И быть может, нас действительно объединяли схожие мотивы и общая логика… Но между нами было резкое отличие ― она и ей подобные вовсе не искореняли проблему. Напротив ― они ее лишь усугубляли. Среди их ”подозреваемых” не было преступников, маньяков и убийц ― это были просто люди с неприличными фантазиями, причем по большей части безобидные. Их провоцировали, давали повод для совершения самой большой ошибки в своей жизни, а затем безжалостно травили, как уродов и невиданных чудовищ, хотя многие прожили бы свой век спокойно, никому не досаждая и оставаясь со своими мыслями наедине. И, как у всех затравленных животных, у них не оставалось выбора ― их репутация была посрамлена, а нормальная жизнь и вовсе невозможна. Они в действительности становились теми, кем их считали ― одни воплощали свои фантазии в реальность, превращаясь в истинных детоубийц, другие становились беглецами и пропадали без вести; некоторые терпели гнет со стороны и, в конце концов, кончали жизнь самоубийством. В попытке убрать мусор эти дети только мусорили еще больше.

Свою агрессивность Альма объясняла безысходностью. Поначалу она просто приносила собранные сведения в полицию, требуя усилить бдительность, но чаще всего ее самодеятельность по меньшей мере просто игнорировалась. Затем она пыталась привлекать к своим заботам более высокопоставленные органы ― так она дошла и до порога моего кабинета. Я уже до этой встречи многого о ней наслышался ― однако, мое мнение, основанное на газетных вырезках, было предвзятым…

Я познакомился с девицей, в чьих глазах увидел сдержанный гнев, могильное спокойствие и неутихающую боль. Я сразу понял, что имею дело не с фанатиком, и не с очередным студентом-активистом. Это была просто маленькая мстительница, которая так и не смогла выплеснуть свое возмездие на истинных виновников, лишивших ее радужного детства. Теперь ее ненависть была неутолима, и несчастье ждало тех, кто становился ее жертвой отпущения. И орудие ее мести вовсе не было примером справедливости и праведного чувства долга ― в своих делах она использовала ложь, холодную расчетливость, обольщение, чужую веру и наивность, слабость человеческой души и самые затаенные пороки чужих сердец. Страшная девочка ― у меня самого при одном взгляде на нее заледенела шерсть. Не думал, что собственное отражение может быть таким пугающим…

Я говорил ей, что то, что она делает ― опасно. Ей самой не раз во всяких формах приходили жуткие угрозы, но ей было все равно. У нее было достаточно защитников, так что никто бы не решился подойти к ней среди бела дня. Дома у нее не было ― маленькая мстительница ушла от родителей, конфликтовавших с неуемной дочерью по поводу ее активной деятельности, но верные единомышленники без колебаний предлагали своей наставнице приют, так что ночью она была в еще более надежной безопасности. Да и сама она была не робкого десятка ― мало б кто остался цел после попытки снова прикоснуться к ней, в этом я уверен. Это была живая шаровая молния, и дух ее был непоколебим.

Но кому не знать, как не мне, что энергия молнии не бесконечна…

Это случилось неожиданно для всех ― в особенности для нее. Но между тем, в самом произошедшем не было, как раз таки, ничего неожиданного. Несгибаемая Альма Сафферс полюбила ― как, в конце концов, и все подростки. Кто-то смог вернуть ей чувство веры и тепла, которое покинуло ее и не навещало уже много лет. Кто-то расколол железную скорлупу ее огрубевшего сердца, снова сделав его нежным, хрупким и доверчивым. Даже поиски очередных объектов травли постепенно прекратились ― ненависть оставила ее сознание, а вместе с тем и необходимость эту ненависть удовлетворять. Можно было бы подумать, что это счастливый конец трагической истории ― жизнерадостный урок для тех, кто переживал жестокие превратности судьбы…
Только в мире не бывает приторных концовок. Все намного проще, жестче и циничнее.

В один прекрасный безмятежный вечер Альма пропала без вести на двое суток. Поклонники по всему округу засуетились, а сделать, между тем, ничего никто не мог. Затем в полицию пришло известие от неизвестного о местонахождении пропавшей. Это были те еще минуты интригующего напряжения…
То, что я увидел, впечатлило меня, как концовка фильма, которая понятна уже с середины, но которую подсознательно отталкиваешь до самой развязки…

Мы нашли ее в каком-то пустом доме ― привязанную к креслу, окровавленную и едва живую. Ее лицо было обезображено, она лишилась глаз, губ и языка; на ее руках не доставало пальцев, шерсть была опалена и в нескольких местах просто вырвана. Она прерывисто дышала, охрипший голос уже не мог произнести что-либо, переломанные уши не воспринимали звуков, и сознание уже давно покинуло ее истерзанное тело. Оставалась лишь эта изуродованная оболочка, доживавшая свои последние часы…
Рядом на столе лежала свежая записка: ”Я лишил ее орудий лжи, которыми она вершила коварство и обман. Я обманул ее со всей жестокостью, с которой она обрекала других на гибель…”

Я не знаю, был ли это заговор всех тех, кому она испортила жизнь ранее; или же, быть может, возмущенный ненавистник решил проучить ее за лицемерие. Как бы то ни было, я оказался прав ― я предупреждал, что это для нее не кончится добром. Когда поводом к действию является лишь месть, последствия оборачиваются лишь еще большим злом. Ее конец вобрал в себя всю ту циничную жестокость, с которой она сама относилась к тем, кого предвзято ненавидела.

Впервые в жизни мне стало по-настоящему, невыносимо страшно. Впервые в жизни я увидел отражение своей мрачной действительности и не менее туманного конца… ”

URL
2012-05-05 в 11:03 

Epodemus
17. Мелкая рыбешка / Small fry




Godeatgod (by Marylin Manson)

- - -

“... Недалекий парень Чипс ― типичный отморозок. Хилый, малодушный и притом живучий ― суровая улица обычно избавляется от подобного сброда весьма быстро. Все потому, что он был мелкая рыбешка ― наверное, настолько мелкая, что огромная улица его просто не заметила. Но эта мелкая рыбешка обитала в очень глубоких и опасных водах.

Когда я его встретил, он был весь по уши в делах, мрачных и крупных, как та улица, что его взрастила ― вернее, та ее часть, что состояла из трущоб и темной подворотни…

Никто из нас не рождается плохим или хорошим. Каждый впоследствии становится лишь тем, что его опекает. И этот фуррианец вовсе не был так уж плох ― лишь по своей молодой глупости он угодил туда, куда не следовало бы, и пути назад уже было не видно. В конце концов, глубина этого мрака так испугала его самого, что он стал отчаянно пытаться выбраться на свет. И наткнулся на меня… ”

URL
2012-05-05 в 11:05 

Epodemus
18. Большая шишка / The biggest shot




Mister Superstar (by Marylin Manson)

- - -

“... Карл Чикстер - обеспеченный петух с большими доходами и соответствующей самооценкой; по слухам - бывший агент Королевской Контрразведки, продавший списки с именами своих коллег за бешеные деньги; ныне ̶ богатейший фуррианец Западного Побережья, содержащий роскошные развлекательные заведения и не вылезающий из собственного казино; а по совместительству - глава одной из самых крупных и могущественных преступных организаций на материке с весьма широким спектром деятельности, начиная от рэкета, кончая контрабандой и продажей товаров вне закона, в том числе - людей и фуррианцев. Последним занялся не так давно, но быстро смекнул прибыльность самого грязного и безнравственного рода своей деятельности. Впрочем, магнат, предпочитавший проводить время в бренных удовольствиях и дорогих костюмах, по факту ничего не делал сам, передав бразды правления своим приближенным и являясь лишь верхушкой айсберга. В конце концов, уверен, это его бы и сгубило - если бы я не добрался до него первым, ”Короля” бы рано или поздно предали и свергли его собственные подчиненные, которые являлись истинными управленцами источников доходов своего босса, которому, похоже, было все равно, кем и откуда добывались его деньги. С другой стороны, зачем его шестеркам, в свою очередь, лишать себя надежного прикрытия и вылезать из тени, которую обеспечивала большая шишка, не мешавшая развитию остального организма?

Как бы то ни было, я вычистил эту помойную яму без остатка - и порочный мозг, и взращенный им организм, и всех тех паразитов, что на нем наживались… ”

URL
2012-05-05 в 11:06 

Epodemus
19. В стиле ”стэлс” / Stealth-action




NFS ProStreet Main Theme (from “Need For Speed Prostreet” the game)

- - -

"… Лис, работающий на петуха и охраняющий курятник - я бы посмеялся, если б не увидел собственным глазом… "

URL
2012-05-05 в 11:06 

Epodemus
20. Запах гладиолусов / Smell of gladioluses



- - -

(Эльза): “… Проводить Рождество на кладбище ― довольно необычно. Но еще необычнее было проводить его рядом с Хьюго. Впервые это существо, самое неприступное из всех, что я встречала, подпустило меня настолько близко. Осознавать это было приятно…

Острый мороз и запах гладиолусов… Он любил гладиолусы… ”

URL
2012-05-05 в 11:08 

Epodemus
21. Серый БюроКрыс / Gray BureaucRat




Before the storm (from “Hitman Blood Money” the game)

- - -

Бенжамин Рэтфильд ― крыса во всех смыслах этого слова. Будучи образованным юристом, совместил приятное с полезным, применив к работе лучшие из своих качеств ― расчетливость, пронырливость, коварство, алчность и двуличие.
С преступным миром Рэтфильд познакомился еще до получения диплома ― и уже тогда проявил себя как личность изворотливая, лживая и крайне неблагонадежная, умело игравшая свою роль до определенного момента, а затем вонзавшая свои маленькие ядовитые зубы в самое больное место собственных партнеров. Бенжамин попросту обманывал своих клиентов, наживая, таким образом, себе состояние. Рискованная игра, но недаром фуррианец выбрал своим главным оружием закон, который можно как обходить, так и выгодно использовать.

С тем же успехом, с которым Рэтфильд прикрывал темные дела сильных мира сего и уберегал от правосудия, он также мог и запросто избавиться от них, предав тому же правосудию, после чего ― прибрать к рукам чужое состояние. Конечно, вместе с необъятным капиталом крыса нажила себе и множество врагов. Но даже те из них, кто выживал, были упрятаны достаточно надежно и надолго, чтобы о них можно было в дальнейшем никогда не вспоминать.

Последний клиент Рэтфильда ― Карл Чикстер, влиятельный магнат с солидным прошлым, но с чересчур легкомысленным настоящим. Здесь крыса обнаружила настоящую золотую жилу, получив источник не только крупного дохода, но и почти безграничной власти ― мистер Карл уже давно распределил контроль над своим подпольем между подчиненными, сам же он предавался бренным утехам, роскоши и яркой безмятежной жизни, почти не принимая в собственных делах личного участия. ”Проныра Бен” довольно быстро и ловко перенял весь этот контроль, заполучив огромную власть, которую направил на собственные темные дела, оставаясь при этом глубоко в тени.
Помимо собственного парка развлечений и фабрики мороженого (приносящих, кстати, вполне честный доход) Бенжамин вел гораздо менее безобидное предприятие ― торговлю людьми и фуррианцами, преимущественно детьми, подростками и молодыми женщинами, похищенными и перекупленными. Настоящая работорговля, оставшаяся для обывателей в далеком прошлом, но, тем не менее, процветавшая меж двух материков под руководством фактически одной крысы ― прибыль и самооценка Рэтфильда покрывала все расходы и возникающие трудности.

Но в самом разгаре стабильной деятельности в его жизнь вдруг вторгается Хьюго Хильдшер, нанесший значительный и неожиданный урон. Ведомый будто самим провидением, неуемный детектив опережал даже мысли Рэтфильда, не давая ему времени на ответный ход. Но напрасно “серый адвокат” приписывал Хильдшеру образ всеведущей ищейки ― как это ни забавно, но хитроумный кукловод не подозревал, что его враг получает сведения из уст такого же двуличного и ловкого проныры, как он сам, но всего лишь уступавшего ему по значимости в сотни тысяч раз.

Тем сильнее опьянила Бена его легкая и непродолжительная победа на противником, толкнув на совершение непростительной ошибки ― саморазоблачение. То, что не удалось ни детективу, ни его тайному помощнику, добывавшему сведения из подполья, Рэтфильд в пылу самодовольства сделал сам. Детективу же большего было не нужно ― он не умел бороться с призраками, но у той добычи, что оставила-таки свой след, шансов уже однозначно не было…

>>PS. Персонаж основан на "Renfield the Rodent" (персонаже серии комиксов "Sonic the hedgehog Archie")

URL
2012-05-05 в 11:10 

Epodemus
22. Чувство защищенности / Feeling protected




Tears Of (from “Silent Hill” the game)

- - -

“... Свет мягко падал на ее лицо ― а я смотрел на нее и все не мог оторваться… Такое мелкое создание ― и доставило так много беспокойства. Целый день я проискал ее по всему городу, а нашел в итоге у порога собственного дома, погруженную в такой же мирный безмятежный сон на коврике у двери, как сейчас ― на нормальной кровати. Только все же было потеплее и уютнее ― она больше не сворачивалась калачиком, выкарабкалась из-под одеяла, даже не проснувшись, и теперь я мог рассмотреть ее всю целиком. Странно было видеть живое существо ― такое маленькое, хрупкое и беззащитное… Но ничто не могло потревожить ее сон, ведь она знала ― она в безопасности.

И чем дольше я смотрел, тем яснее для меня становилась мысль, какую мрачную, унылую и бессмысленную жизнь я вел все это время. Я вдруг понял, как мне надоело видеть смерть и бездыханные трупы. Она дышала ― тихо и ровно… И это было здорово.
Интересно, что ей снилось? Я не вижу снов ― и не жалею, ибо они сулят мне лишь кошмары. А о чем думала она, когда бодрствовала? Пережить то, что пережила она ― не думаю, что кто-нибудь способен был представить себя в ее шкурке. Слишком рано слепой рок заставил ее вынести столь недетские испытания. Такие, как она, вовсе не должны были задумываться о том, как жесток и беспощаден мир снаружи, о том, сколько им придется пережить на их нелегком бренном пути… Конечно же, от этого никуда не деться ― но знакомиться со всем этим никогда не бывает слишком рано…

… В конце концов, все, чего они хотят ― лишь чувствовать себя защищенными.”

URL
2012-05-05 в 11:11 

Epodemus
23. Долгожданная встреча / Long-awaited




Winter Night (from “Hitman Contracts” the game)

- - -

"... Наконец-то я вижу тебя там, куда ты должен был попасть уже давно - в моих руках. Я ради этого прошел сквозь горы трупов, знаешь ли.

... Припоминаешь, что ты мне сказал в тот раз? - Ты не отделаешься легкой пулей... "

>>PS. Основано на изображении из постеров к видеоигре "Kane & Lynch"

URL
2012-05-05 в 11:11 

Epodemus
24. Новый год, новая жизнь / A new year, a new life



- - -

"... Я был готов к любому исходу своей жизни - но меньше всего я ожидал, что буду отмечать Рождество когда-либо снова. По-видимому, начало этого нового года будет и началом новой жизни..."

URL
     

Хорьковская нора

главная