02:30 

Хьюго Хильдшер (история)

Epodemus
Тема о суровых блюстителях порядка уже давным-давно избита и чуть более, чем целиком, состоит из приевшихся шаблонов. Но она банальна ровно настолько, насколько может быть банальной человеческая жестокость одни ее почти не замечают, другие живут с ней бок о бок на протяжении всей жизни. И то что одному покажется чем-то ужасным до невообразимости, для другого не более чем рутина, мерзопакостная правда реального мира.

Это история Хьюго Хильдшера фуррианца, который увидел этот мир таким, какой он есть, во всем своем отвратительном обличии…

- - -

PS. Персонаж создан под впечатлением от всевозможной тематической чернухи ― как киношной, так и бытовой. Текст не претендует на медаль, идеи фантазией не блещут, а в самой фантазии ― много пафосного мрака. А еще кровища и изврат, да.
PS.2 ... Я действительно не смог оформить текст лучше, чем он есть. Каюсь.

- - -

Текст представлен в комментариях, дополнен музыкальными ассоциациями из других франчайзов а также иллюстрациями из собственной Галереи (читать дальше). Некоторые рисунки из Галереи не были включены в Историю.


@темы: написательство

URL
Комментарии
2012-05-04 в 02:41 

Epodemus




Count To Six And Die (by Marilyn Manson)

URL
2012-05-04 в 02:41 

Epodemus
- - -

Хьюго Хильдшер родился в маленьком захолустном городке, затерянном в живописном местечке посреди леса и озер. Из всей семьи у Хью всегда был лишь отец. Своей матери он не знал, да и, впрочем, никогда о ней не спрашивал ― возможно, повинуясь какому-то инстинктивному предостережению. И все-таки нельзя сказать, что дела в этой крошечной семье шли плохо ― конечно, в ней явно не хватало женского тепла и ласки, но Хильдшер-старший, сам в свое время выросший без матери, всеми силами старался заполнить глубокий пробел в окружении сына, что ему вполне удавалось. Детектив Роберт Хильдшер, известный в округе своей прилежностью, упорством и исключительной серьезностью, в общении с сыном перевоплощался в доброго, нежного и заботливого отца, никогда не дававшего сыну повод чувствовать себя лишенным или одиноким. И потому из Хьюго рос спокойный, вежливый, смышленый и любознательный ребенок, к тому же предельно аккуратный, трудолюбивый и дисциплинированный, что составляло и ему, и его отцу непогрешимую репутацию.
Но в один несчастный год на тихую загородную идиллию опускается зловещая тень ― по всему городку внезапно пропадают дети. А вскоре начинают находить их трупы. Несколько недель подряд таинственный детоубийца бесчинствует на улицах, наводя ужас на родителей даже при свете дня. Но никто не пребывал в таком смятении, какое испытывал на себе Роберт. Ни разу за всю практику его округ не знал такой неслыханной жестокости. И ни разу за всю жизнь он не чувствовал себя таким никчемным и беспомощным ― изобретательность убийцы не оставляла ему ни одной зацепки.

Однако не только старшему из Хильдшеров предстояло пережить роковой удар судьбы. Среди жертв оказываются близкие школьные друзья Хьюго ― Санни и Петра. С последней злая судьба обошлась особенно жестоко. Маньяк похитил девочку из собственного дома, убив при этом ее мать на ее же собственных глазах. Петру находят спустя сутки ― истерзанную, но еще живую. Увы, глубокий шок и зверские увечья не дают ей пережить последующую ночь. Изувера же ловят прямо на месте преступления, и смерть Петры ставит точку в его немыслимых деяниях ― всего за неделю до Рождества. Одиннадцать жестоких убийств за сорок восемь дней ― этот кровавый след навсегда останется в истории городка и памяти Хильдшеров, как ”Рождественская Трагедия”.
Жизнь резко идет под крутой откос. Детектив несет на себе крест давления и горя безутешных семей, коря себя за собственную нерасторопность. Жуткие расправы над невинными детьми не лезут у него из головы. Тюремные медики, тем временем, признают убийцу невменяемым, что освобождает его от дальнейшего суда. Это стало последней каплей, оборвавшей стальную выдержку Хильдшера-старшего. Не дожидаясь, пока виновника перевезут куда подальше, не предав правосудию, Роберт врывается к нему в камеру и лично выпускает пулю в лоб, не тратя время ни на разговоры, ни на размышления.

Маленькому Хьюго и того хуже ― целую ночь в канун Рождества он проводит, стоя у могил бывших друзей и одноклассников, под снегопадом, на морозе, отказываясь сходить с места и с кем-либо разговаривать. Его отцу предстоит серьезное разбирательство, однако, с учетом ситуации, праведного гнева горожан и безукоризненного прошлого детектива, ему оказывают снисхождение, а инцидент заглаживают. Роберт отделывается выговором и принимает предложение о переводе в другой регион. Ни у одного из Хильдшеров не остается больше поводов жить в городе, где их жизнь перевернулась всего за один месяц. Без особого промедления маленькая семья покидает это проклятое богом место, и с тех пор больше никогда не празднует Рождество.

URL
2012-05-04 в 02:43 

Epodemus




Kane`s Family Theme (from “Kane&Lynch” the game)

URL
2012-05-04 в 02:44 

Epodemus
- - -

На новом месте Роберт с сыном стараются связать концы с концами. Большой город навязывает иной, гораздо более резкий ритм, в суете которого воспоминания о прошлой жизни очень скоро затеряются¸ как кадры из старого кино. Но некоторые кадры все же бывает невозможно полностью стереть из памяти, и они никогда не позволят их владельцу жить привычной прежней жизнью.

Нельзя сказать, что характер Хьюго категорично изменился ― скорее, усугубилось большинство его особых черт. Он стал еще более замкнутым и молчаливым, потому новых друзей ему завести так и не удалось. Впрочем, самодостаточность освобождала его от нужды в общении со сверстниками, прямолинейность и цинизм этому общению и вовсе не способствовали, как и трудолюбие и прилежность, устраивавшая обычно только взрослых. Вечера Хьюго часто проводил один ― его отец погрузился в работу до самых кончиков ушей ― однако Хильдшера-младшего это нисколько не тяготило. Все, что требуется обыкновенному ребенку, Хьюго заменяли книги. Но Роберт, хоть и уделявший теперь сыну не так много времени, как раньше, не изменил своего трепетного отношения к единственному члену своей крошечной семьи. Хьюго, в свою очередь, глубоко любил и уважал своего отца, ценил то скудное время, что они проводили вместе, и горел желанием вырасти как можно быстрее, чтобы поскорее стать напарником Хильдшера-старшего, причем несомненно самым лучшим.

И потому неудивительно, что еще задолго до окончания школы Хью определяется с дальнейшим выбором профессии ― он хочет работать в полиции и в дальнейшем стать успешным детективом, как и его отец. Конечно, Хильдшер-старший возражает, но и ему приходится признать, что спорить с сыном бесполезно, ведь упорства ему не занимать ― это у него в крови. К тому же ему было тяжело представить Хьюго в другой роли. Роберт не может не заметить, каким взрослым стал его сын ― да и, похоже, всегда был ― с какой серьезностью он изучал открывшиеся перспективы и с какой рассудительностью и пониманием принимал возможный риск… Нет, если этот юный фуррианец в чем-то был уверен, то заставить его повернуть назад или хотя бы отступиться было невозможно, и он будет следовать по своему пути уверенно до самого конца ― в этом не было никаких сомнений. И потому с тяжелым сердцем, но не без гордости, Роберт одобряет выбор сына ― в конце концов, можно было в будущем надеяться на первоклассного помощника, когда годы все-таки начнут брать вверх над дряхлым телом и мутнеющим рассудком…

URL
2012-05-04 в 02:45 

Epodemus
(прим. рисунок сюжетно-логически неточен – здесь Хьюго около двадцати лет, но черный Кольт, нож-кастет и доберман появились у него гораздо позже; я уже не говорю про косяки с положением тела… может, когда-нибудь перерисую заново, но пока ― как есть)





Shunt (?)

URL
2012-05-04 в 02:47 

Epodemus
- - -

С блеском завершив полицейскую академию¸ Хьюго начинает свою карьеру, как простой патрульный. Но уже эти первые годы проверяют Хильдшера на прочность. Жизнь служителя правопорядка оказывается более, чем непростой, однако лишь один эпизод из раннего опыта откладывается в памяти и благочестивом сердце Хьюго нестираемым пятном, пробудившим чувства сродни ужасу и тоске Рождественской Трагедии…

"... Этот случай имел место в пору моей молодости ― когда я еще только начинал работать, будучи простым патрульным… Мне и моему напарнику дали поручение уладить беспорядки в каком-то частном доме ― в участок позвонила женщина, в истерике заявляя, что ее избивает муж. Типичная история, к сожалению, как для обывателя, так и для архива. Потому особых неприятностей никто не ждал…
Мы прибыли на место, но открывать двери никто не спешил. Шум внутри не утихал, так что нам пришлось вломиться силой. Первое, что я увидел, когда распахнулась дверь ― взрослый фуррианец прижимал к полу маленькую девочку и душил ее своими собственными пальцами. Я выхватил оружие и, не задумываясь, выстрелил…
Это был ее родной отец. Его кровь застыла на ее лице. Ее мать уже лежала бездыханном трупом к нашему появлению.
Теперь уже непросто вспомнить, что я чувствовал в те бесконечные минуты ― да и стоит ли? Лишь помню ее взгляд ― в этих глазах таился дикий, необъятный, первобытный страх. И, думаю, дело было не только в том, что случилось непосредственно в тот самый роковой вечер…
Говорят, глаза ― зеркало души. Я попробовал представить, какие отражения скрывали глаза этой маленькой запуганной до невменяемости девочки ― моим следующим желанием было застрелиться…
Я не знаю, что случилось с нею дальше ― с приездом помощи наша задача была выполнена, и мне пришла пора возвращаться на свой пост и продолжать работу. Как будто ничего особого и не произошло… Наверняка ее продержали в участке до утра, потом определили в детский дом, а скорее всего ― в лечебницу. Ее дальнейшая судьба мне неизвестна, а я сам был так потрясен, что даже не запомнил ее имени.
Впоследствии я глубоко жалел ― ведь эта девочка была одной из тех немногих, кого мне удавалось застать на месте преступления еще живыми..
."

Проходят годы, рвение и потенциал не остаются незамеченными. Хьюго предлагают долгожданную возможность перейти на новый уровень, и он не только с удовольствием принимает предложение, но и со всесокрушающим успехом сдает очередной экзамен. Годы упорного самозабвенного труда не проходят даром ― Хильдшер-младший получает звание младшего детектива.
Дела Роберта тоже не стоят на месте. Ему также удается повысить свою квалификацию и получить вакансию в Международной Полиции (Менарполь), а вскоре ― выкроить место и для своего сына, исполнившего, наконец, свою заветную мечту ― теперь он официально становится помощником Роберта Хильдшера, старшего детектива Менарпола и своего родного отца.

URL
2012-05-04 в 02:48 

Epodemus




X Marks The Spot (from “Saw” the movie)

URL
2012-05-04 в 02:56 

Epodemus
- - -

Хильдшер-старший уже давно работал в отделе расследования преступлений над несовершеннолетними. И, несомненно, Хьюго жаждал своего участия в делах. Отцу снова приходится столкнуться с непоколебимым упорством сына – он считает Хьюго неготовым к тому, с чем ему придется сталкиваться каждый день. И снова Роберту приходится уступить, ведь упрямство младшего, как и его благородство, безгранично. Их обоюдный выбор вряд ли кого-нибудь удивит... Однако сколько благородства было в этом выборе на самом деле?

“Тринадцатый Отдел” получил свое название вовсе не в соответствии со своим порядковым номером. Так его прозвали сами его члены. Все потому, что никто не соглашался в нем работать добровольно, ну а те, кому не повезло, зачастую просто не выдерживали. Ведь здесь расследовали вовсе не уличные потасовки малолетних хулиганов – с этим справлялась и простая полиция. Здесь собирались факты о самых жестоких, циничных и отвратных проявлениях насилия, и мало кто имел желание провести в этой коллекции большую часть своей жизни, ведь у большинства она была вполне нормальной. Что же здесь забыл молодой, здоровый фуррианец с множеством гораздо более светлых перспектив, имевший глупость подписаться на самую тяжелую работу во всем агентстве, с которой не справлялись даже закаленные бойцы?
Насчет отца у Хьюго не было сомнений ― чего греха таить, еще со времен Рождественской Трагедии Роберт немного помешался. Но вот какой мотив преследовал младший Хильдшер? На этот вопрос он сам искал ответ всю свою сознательную жизнь.

Это был результат многолетних размышлений ― Хьюго никогда не принимал решения сгоряча.
Это была детская наивная мечта о справедливости и долге ― в конце концов, каждый, кто намеревался посвятить жизнь служению порядка, большую часть времени обманывал себя. Но даже Хьюго, слишком ясно понимавший, как устроен мир, не мог не слушать собственное сердце.
И потому это, быть может, было и естественной потребностью его души ― с детства соблюдавший во всем порядок и чистоту, он желал этот порядок сеять там, где его меньше всего было. Конечно, Хьюго понимал, что не способен вычистить весь мир от грязи в одиночку. Однако он придерживался мнения, не позволявшего ему усомниться в правильности своего пути: “Смысл уборки заключается не в том, чтобы сделать чище ― а в том, чтобы не становилось еще грязнее. От моих усилий мир лучше не станет ― но разве нет смысла в том, чтобы попытаться не сделать его хуже?”

URL
2012-05-04 в 02:57 

Epodemus




Count To Six And Die Autopsy Remix (by Marylin Manson)

URL
2012-05-04 в 02:57 

Epodemus
Это была агония в борьбе за собственный рассудок. Хьюго не мог избавиться от своих кошмаров, его преследовали образы, противоестественные понимаю простой и мирной жизни ― обезображенные тела школьных друзей, последние прерывистые вздохи несчастной Петры, глаза той несмышленой фуррианки, полные безумия и страха… До всего этого Хьюго жил не совсем полной, но все-таки счастливой безмятежной жизнью. Теперь он этой роскоши себе уже не мог позволить. Он понимал, что сколько бы раз он ни пытался начать жизнь с нового листа, пятна предыдущих глав пропечатались сквозь все страницы. И потому было бессмысленно обманывать себя и отказываться от своей новой сущности ― теперь мрак стал ее неотъемлемой частью. Тщетно было и пытаться убежать от этих кошмаров ― они стали его бессменными попутчиками до самой смерти. Хильдшер понимал, что не сможет заниматься ничем иным ― способностей у него множество, но сознание лишь одно.

И разве удивительно, что это тоже стало его легким помешательством? Больше всего Хьюго боялся себе признаться именно в этом ― но помимо всего прочего, его к своей работе тянуло нездоровое любопытство. Впрочем, он всегда был любознательным, и столь длительное пребывание в собственных кошмарах не могло не возбудить, в конце концов, к ним интерес. Пугающее стало интригующим, отвратное ― неотвратимым. Хьюго считал себя не просто служителем порядка, но и исследователем ― и предметом его изучений стало насилие во всех самых мерзких и жестоких формах. Хьюго не верил в добро и зло ― он верил в мотивы и последствия. Не просто обезвредить своего врага, но и понять его логику; из разрозненных комков безумия собрать изначальный клубок разума; в нескончаемом потоке ужаса найти исток, прорвавший плотину человечности ― при всей неадекватности вопроса, разве он был неинтересным?

Не желал Хильдшер признаваться и в другом ― это была вечная попытка исправить непоправимое. В каждой новой жертве преступления он видел либо мертвого Санни, либо едва дышащую Петру. Своих бывших друзей он уже не мог спасти, и потому стал одержим идеей спасти тех, кого бы еще мог. Ведь в глубине души, покрытой мрачной, строгой, безупречной оболочкой, все еще жил маленький Хью, беспомощный и слабый. Этот маленький Хью не давал забыть нынешнему Хьюго о том, что дети всегда слабы и беспомощны и потому нуждаются в защите:

”… Даже взрослые в момент отчаяния взывают о спасении. Проблема детей в том, что они в это спасение верят…”

Наконец, это был каприз гордыни ― выбрав самый темный и тернистый путь из всех возможных, Хьюго лицемерно бросил вызов собственной судьбе. Стать сильнее либо окончательно сойти с ума ― все мосты к отступлению были разрушены. Время для выбора стратегии окончилось ― началась суровая борьба.


- - -

Первые годы на новой должности даются Хьюго нелегко. Коллеги косо смотрят на молодого сотрудника, добровольно записавшегося в “Тринадцатый”. Доводы отца и всеобщая антипатия к отделу становятся как никогда понятными ― на Хьюго обрушивается шквал самых мерзких проявлений человеческой природы: серийные убийства, акты насилия, малолетняя проституция и даже работорговля. Но особенно сильное впечатление на рассудок Хьюго производит так называемый ”снафф” ― изощренное убийство с запечатлением полного процесса на кинопленку, которая впоследствии широко распространяется. Кровожадная фантазия и цинизм безумных злодеяний сродни средневековым пыткам, в его основе ― лишь садистские потребности и звериная жестокость, лишенная каких-либо мотивов. Несовершеннолетних похищают, продают и покупают, эксплуатируют и убивают или же просто терзают ради развлечения. Это зачастую превращается в целый бизнес, вокруг которого создаются целые организации и вращаются большие деньги.

Шок и угнетение постепенно сменяются хладнокровным любопытством. То, что питало отвращение, становится рутиной. Однако мрачные впечатления не слишком заметно отражаются на Хьюго и не уменьшают его целеустремленности. Напротив, его разум оттачивает свои лучшие качества до совершенства, а сердце каменеет, лишаясь своей мягкости и уязвимости.
Немногим хуже обстоят дела у Роберта. Бывалому бойцу приходится признать, что непоколебимость его духа иссякает. Все чаще он задумывается, не пора ли отойти от дел, и, быть может, даже попытаться расширить семью.
Хьюго же смотрит на свое будущее с трагичным реализмом, а на коллег ― со скептичным равнодушием. Для индивида с подобным родом деятельности возможность вести нормальную семейную жизнь кажется Хильдшеру самообманом. Большинство обывателей считают должность служителя закона солидной и привлекательной, забывая при этом, как она опасна и неблагодарна. Тот, кто посвящает себя ей, вынужден решиться на самопожертвование. Да и какие перспективы в личной жизни могут быть у семьянина, каждый день рискующего не вернуться домой?

Поэтому нет смысла тратить время и обманывать себя ― лучше посвятить себя своему долгу и смириться с одинокой участью. Так считает Хьюго Хильдшер.
Проходит несколько зим. Хильдшеры по-прежнему не празднуют Рождество. Каждый год Хьюго возвращается в родные места лишь только для того, чтобы отдать дань памяти своим почившим близким и предаться собственной тоске. Проводя на их могиле один день, он вновь пересекает океан и погружается в работу, преисполненный энтузиазма ― ведь по железобетонным джунглям все еще бродят хищники, и их никогда не станет меньше, а их невинных жертв становится все больше.
Сквозь сознание Хьюго проходят кровь, убийства и отборный мусор общества. Однако детектив не боится ничего, ведь его заветное желание давно осуществилось ― он работает с отцом над общим делом, которое считает нужным. Хьюго считает, что вполне доволен своей жизнью.


- - -

Но и этому подобию идиллии не суждено длиться вечно. В одной из перестрелок от бандитской пули погибает Роберт. В тот злополучный вечер оба Хильдшера допоздна засиживаются в кабинете. Переутомившись, Хьюго засыпает прямо за столом, а очнувшись, уже не застает рядом отца ― тот продолжал работать, не смыкая глаз, и, видимо, что-то нащупал, но не стал будить сына и совершил непростительную ошибку, стоившую ему жизни ― отправился на дело в одиночку.
Трагическую новость Хильдшер принимает хладнокровно, а по мнению некоторых ― даже равнодушно. Свое спокойствие младший детектив объясняет тем смирением, которого достиг уже давно, размышляя о своем дальнейшем будущем:

“… Таких, как я, смерть не должна заставать врасплох ― она лишь становится их повседневным бытом и естественным концом неудавшегося дня. Отец ясно понимал, чем занимался, ведь он сам до последнего пытался сломить мое желание идти по его стопам. Так что не думаю, что его дух о чем-то сожалеет ― ровно как и мой, ведь я свой путь давно избрал и сворачивать с него не собираюсь. В конце концов, меня ждет такой же непримечательный финал. Как, впрочем, и большинство из нас…”

И все-таки это была невосполнимая утрата. До сих пор Хьюго, с самого детства поддерживаемый крепкой рукой отца, не знал, что такое настоящее одиночество. Последний близкий ― впрочем, и единственный ― оставил его одного на собственном пути, и больше положиться было не на кого. Хильдшер снова убедился, как обманывался в своей силе ― смерть отца полностью выбила его из колеи. И несмотря на предсказуемость подобного исхода, все равно его оказывается не так просто пережить. Детектив становится еще мрачнее, его глаза ― суровее, его методы ― грубее, нрав ― тяжелее, сердце ― суше, а немногочисленные слова ― острее. Но даже эти заметные перемены к худшему не отняли у Хьюго его достойных черт ― ясности ума и скрупулезной склонности к порядку, что отличает его от коллег, топивших угнетение в спиртном.
Проходит не так много времени; Хильдшеру приходит приглашение на работу из-за океана ― на Западном Материке. Видимо, агент местных спецслужб ― старый знакомый покойного отца ― похлопотал, узнав о кончине бывшего партнера. Детектив энтузиазма не выказывает, в противовес его начальству; Хильдшеру с радостью выписывают безупречную рекомендацию и с наилучшими пожеланиями отправляют в дальний путь ― негоже упускать такой удачный шанс избавиться от строптивого агента: слишком уж много хлопот он причинял в последнее время. Впрочем, детектив и сам не прочь покинуть Менарполь и сменить обстановку, с мрачной иронией замечая, что бегство с насиженного места становится излюбленным приемом семьи Хильдшеров решать свои тягчайшие проблемы…

”… Новый мир, Новый Свет… На самом деле, мир везде один, и кровь у всех одинакового цвета. Просто в разных местах ― освещение разное… ”

URL
2012-05-04 в 03:04 

Epodemus




Eine Kleiner Elevatormuzik (from “Half-Life” the game)

URL
2012-05-04 в 03:04 

Epodemus
- - -

Западный Материк, город Биэппл ― крупнейший на территории всего Восточного побережья; местоположение крупнейшего отделения Внутреннего Бюро Расследований ― местного расследовательного органа. У местного Отдела по расследованию преступлений над несовершеннолетними, неформально называемом здесь еще более поэтично, чем за океаном ― ”Мертвая Лощина” ― появился новый директор.

Фуррианец-ласка, бывший агент Менарпола; высокий, худощавый, строго одетый; угловатое лицо с застывшим вечно хмурым выражением и непрослеживаемой линией рта, не умеющего улыбаться; темные очки скрывали огромный шрам на правом глазу (да и отсутствие, собственно, глаза); мягкий и невозмутимый голос выдавал редкие фразы, искаженные акцентом.
Имя нового директора ― Хьюго Хильдшер. Младшими сотрудниками шутливо прозванный “der Hund”.
Его нрав не сильно отличался от внешности ― суровый и замкнутый, беспощадный как к подозреваемым, так и к подчиненным, не прощающий ошибок, в общении сух, циничен и холоден. Несмотря на фанатичное стремление к порядку, некоторые вольности фуррианец себе все же позволял: например, приходил в офис с собственной собакой ― доберманом по кличке Марк, выдрессированным лучше гладиатора; зачастую проводил дни и ночи, не выходя из кабинета; с напарниками не работал - и, как говорили, не случайно. Ходят слухи, что мрачный детектив попросту убивает всех, кого уличает в тяжких преступлениях, без ареста и суда ― слишком уж высокая смертность в его послужном списке.
С одной стороны, это причиняет массу неудобств и объясняет столь подозрительное рвение коллег с Восточного Континента поделиться одним из своих лучших сотрудников. С другой, детектив Хильдшер ― действительно хороший и эффективный сотрудник, возможно, лучший из всех тех, кто возглавлял отдел и вообще в нем работал. Только поэтому иностранец-детектив по-прежнему оставался сотрудником Бюро, а его грубые методы ― лишь слухами. Кроме того, в дирекции все понимают, что такого морально неустойчивого типа, как Хьюго Хильдшер, все-таки было бы удобнее держать в поле зрения на рабочем месте.

И все-таки позволить сотруднику Бюро так безнаказанно и грубо своевольничать было не очень конструктивно. Поэтому одинокому зануде решают навязать напарника в качестве пристава и ограничивающего фактора. Однако подыскать ему партнера далеко не так-то просто ― и проблема даже не столько в слабом взаимодействии Хьюго с окружающими. Никто попросту не хочет связываться с Хильдшером, зная его тяжелый нрав, ни добровольно, ни принудительно. В конце концов, решение находится само собой.

URL
2012-05-04 в 03:06 

Epodemus




Stroke of Luck (by Garbage)

URL
2012-05-04 в 03:06 

Epodemus
- - -

Эльза Хоуп ― простая полицейская патрульная, молодая мышь-фуррианка с большими амбициями. Мечтая о карьере выдающегося детектива, она воспринимает предложение стать ассистентом опытного агента из Бюро с неописуемым энтузиазмом. Не являясь сотрудником Отдела и вообще самого Бюро, она не знает ничего о Хьюго Хильдшере и потому возносит его до божественного уровня. Впрочем, подробностями с ней никто и не делится ― все, что входит в обязанности новой напарницы детектива, это прикрытие и регулярные отчеты о его деятельности. Ни о его работе, ни о нем самом ее не информируют, и юная Эльза сама еще не в полной мере понимает, на что согласилась, и какую свинью ей подложили под видом соблазнительной привилегии. Впрочем, возможность во всем убедиться представляется ей довольно скоро.
Первая же встреча с детективом быстро охлаждает ее пыл и возвращает с небес на землю. Ну а первый день совместной работы окончательно доказывает, что подписывать свое согласие было слишком скороспелым решением.
Как и предостерегали слухи, детектив был хладнокровен, строг и безучастен. Для него напарница ― не более, чем обуза. Ну а для Эльзы долгожданная возможность попрактиковаться и набраться опыта у бывалого агента обернулась незаслуженным мучением.
Но и детективу приходится столкнуться с неожиданностями ― его напарница далеко не так проста, как кажется. Ее робость не мешают ей допытывать детектива постоянными расспросами, а хрупкость и доброжелательность ― исполнять свои обязанности. Фуррианка храбро дает отпор врагу, когда потребуется, и отлично стреляет. Кроме того, Хьюго не может не отметить ее непоколебимого упорства, неутолимого любопытства, неунывающего нрава, неограниченной активности, искренней самоотверженности и энтузиазма, и при всем при этом ― покорной дисциплинированности. К тому же, молодая и наивная, но преданная чувству долга и собственным амбициям, Эльза Хоуп напоминает Хильдшеру себя в свои молодые годы, когда его собственная карьера начиналась лишь с фуражки рядового. Ему приходится смириться с обезоруживающей мыслью ― ему нравится его напарница…

… К хорошему всегда привыкаешь быстро. Знать, что кто-то прикрывает твою спину и даже готов закрыть собою твою грудь, оказалось соблазнительно и довольно лестно. Одиночество ведь не только противно само по себе, но и опасно, особенно при исполнении обязанностей ― папочка забыл об этом, и это стоило ему жизни…”

Со временем партнеры-поневоле друг к другу привыкают. Однако Хильдшер не торопится вдаваться в откровения ни о себе, ни о своей деятельности. Только на этот раз его молчание объясняет не лицемерное равнодушие ― Хьюго так привык к компании своей напарницы, что перспектива вновь остаться в одиночестве ему уже не улыбалась. А Хоуп, как и любой нормальный фуррианец на ее месте, без сомнения откажется иметь с ним дело, стоит ей понять, с чем именно она вообще имеет дело.
Как бы то ни было, этого все равно избежать не удается. Одним рабочим вечером Эльза отказывается оставаться сторожить очередные двери и, в угоду своему любопытству и упрямству, нарушая прямой приказ, заходит внутрь. В лабиринтах темных грязных коридоров она становится свидетелем того, как Хильдшер хладнокровно расправляется с какими-то вооруженными людьми; но происходит и нечто более неожиданное ― Эльза впервые видит детский труп.
По поводу всего произошедшего детектив хладнокровно объясняет, что уличил своих подозреваемых в убийстве и воздал им по достоинству. Такой ответ его партнера не устраивает, и Хильдшеру приходится отвезти напарницу в свой кабинет, где раскрывает перед ней архив всех своих дел со всеми будоражащими ум подробностями.

URL
2012-05-04 в 03:07 

Epodemus




Divine Sacrifice (from “Prince of Persia Warrior Within” the game)

URL
2012-05-04 в 03:08 

Epodemus
Шокирующие откровения производят сильное впечатление, но, вопреки ожиданиям Хьюго, боевой дух напарницы не иссякает. Напротив, теперь она еще глубже проникается к нему симпатией, а также сочувствием. Лишь в одном Эльза не может поддержать партнера - в его рабочих методах. Хильдшер уверен, что более мягкого наказания его подозреваемые не заслуживают. Но Эльза ставит вопрос ребром - она намерена и дальше помогать партнеру в общем деле, но только если детектив будет вести себя как истинно-благочестивый служитель закона. На такие условия Хильдшеру приходится согласиться.
Вместе им предстоит справляться с самыми тяжелыми испытаниями в своей жизни и столкнуться с отъявленнейшими психопатами. Несколько раз Эльза оказывается на краю гибели, но остается верным союзником для Хьюго, а впоследствии ̶ и близким другом, первым и единственным с тех пор, как его отец ушел из жизни. И хотя он по-прежнему угрюм и суховат, Эльза не может не заметить те значительные изменения, которым подверглось его сердце...






- - -

В последнее время Хьюго замечает, что некоторые нити его расследований пересекаются в одном и том же месте. Похоже, что ему попалось что-то крупное, но все что пока удается ― лишь нащупать добычу за рога. Местом одного из последних преступлений оказывается склад, где в распоряжение Бюро попадает несколько ящиков с игровыми фишками ― такие обычно используют в казино. С тех пор, однако, больше никаких зацепок детективу не попадается, словно он спугнул крупную рыбу, которая залегла на дно и не рискует больше подниматься на поверхность. Хильдшера это заметно раздражает. Но удача улыбается ему и возмещает месяцы бесплодного ожидания.
Случайно оказавшись в лавке видео-проката, Хьюго примечает в очереди подозрительного фуррианца, нервно перебирающего пальцами знакомую детективу игровую фишку. Проследив за парнем через пару закоулков, Хьюго наконец решается на близкий контакт. Но его подозреваемый оказывается трусливым суррикатом и изливает потоки информации, нужной и ненужной, стоит только Хильдшеру немного надавить. Из услышанного детектив узнает много интересного.
Звали парня Чипс. На вид ― типичный отморозок. Пару лет назад он по своей молодой глупости начал водиться с плохими компаниями и угодил в какую-то грязную историю, из которой выбраться уже не смог. За возможность жить, будучи несвоевременным свидетелем, ему пришлось платить. Поначалу ему поручали сбыт легких наркотиков такой же уличной своре, из которой он сам вышел. Но бедолага снова совершил серьезную ошибку ― попробовал свой собственный товар и попал в еще более глубокую зависимость, за которую предстояло платить больше прежнего. Положение безвыходное, но Чипсу предлагают выгодное и простое дело.

В его новые обязанности входит выслеживание и содействие в похищении людей и фуррианцев ― чем моложе жертва, тем выше за нее награда. Суррикат соглашается на страшную авантюру далеко не сразу, но оказывается в тупике. Делать нечего, и ему приходится пойти на сделку с совестью, муки которой наряду с нерешительностью и страхом он старался заглушать еще большими дозами. В конце концов он превращается в забитую рыбешку, охваченную непрекращающейся паранойей, завязнувшую в болоте жутких злодеяний и отчаянно пытавшуюся найти из него выход. Состояние фуррианца оказывается настолько неустойчивым, что ему перепоручают более простые и мелкие дела. От него бы уже давно избавились, если бы суррикат не боролся за свое существование так отчаянно ― его практическая бесполезность и знание при этом слишком обширного объема информации водит Чипса по краю бездны. Ему приходилось оставаться хоть при каких-нибудь делах, чтобы приносить пользу, несмотря на все его желание вырваться. Идти в полицию смысла не было ― даже если бы ему попался честный непродажный следователь, суррикату все равно грозил бы безнадежный срок по ту сторону решетки за участие в делах, искупления которым не было. Потому неожиданная встреча с Хильдшером оказалось даром судьбы и для него.
Детектив предлагает ему сделку ― Чипс обязывается всячески содействовать в разоблачении своих хозяев, а сам Хильдшер, в свою очередь, обещает помочь парню выпутаться, обеспечить неприкосновенность и обрести надежду на нормальную жизнь. Условия вполне устраивают обоих.

URL
2012-05-04 в 03:13 

Epodemus




Godeatgod (by marylin Manson)

URL
2012-05-04 в 03:13 

Epodemus
Как оказалось, Чипс был всего лишь шестеренкой в одной из деталей, составлявших единый механизм ― несколько преступных групп объединились в целую организацию, промышляющую работорговлей. Будучи пронырливым и осведомленным, но при этом слишком мелким и незначительным, чтобы вызывать какие-то подозрения, Чипс добывает ценные сведения для детектива. Дела Хильдшера наконец-то сходят с мертвой точки, набирая еще больше оборотов, чем когда-либо. Помня обещание, данное напарнице, Хьюго соблюдает законопослушность в своих методах, и потому каждый из его очередных подозреваемых попадает в руки правосудия. Однако столь внезапная успешность вызывает подозрения у его начальства, и детектив оказывается перед дилеммой ― нарушить слово, данное Эльзе, затирать следы, но при этом обходиться без расспросов о своих источниках и прочей волокиты; или же портить репутацию перед начальством, навлекая на себя ненужное внимание, но играя в открытую и действуя в соответствии с порядком. Впрочем, эти сомнения оказываются противоречивыми ― его репутация никогда и не была безупречной, а завязывание отношений с рецидивистом ради получения выгоды уже противоречило порядку. Поэтому не стоило обременять свой разум лишними вопросами. После долгого простоя наконец наметился прогресс ― так что какая разница?
Но и в самом Бюро тоже не все идеально. Детектив разоблачает коррумпированного агента из соседнего отдела, что действует угнетающе на коллег, но и оказывает при этом благотворное влияние на его совесть. Теперь ему не в чем себя было упрекнуть ― ведь если другие пользуются положением блюстителя порядка, чтобы нести вред, то использовать источник вреда ради наведения порядка было, пожалуй, не так уж скверно.

Расследования продолжаются. Постепенно Хьюго суживает круг и выходит на последнее имя в своем списке…
Карл Чикстер ― крупнейший на всем Западном побережье игровой магнат; содержит сеть увеселительных заведений, включая собственное казино, а по совместительству является лидером самой крупной преступной группы на всем континенте, осуществляющей продажу фуррианцев и людей на уровне аукционов. Именно он был самым крупным, основным и, похоже, заключительным звеном в этой длинной и запутанной порочной цепи. И несмотря на искушение сделать все по-своему (тем более что это сэкономило бы больше времени и сил), детектив намерен вывести мерзавца на чистую воду “чистым” путем. Несколько месяцев Хьюго терпеливо собирает по крупицам улики против деятельности магната, добываемые его осведомителем ― Чипс также работает с двойным усердием и риском для жизни на этом завершающем этапе.

…Надо сказать, Хильдшер отмечает искренний энтузиазм и самоотверженность, с которым его маленький помощник исполняет очень большую роль. Возможно, без него и вовсе бы не удалось провернуть все это дело. Теперь детектив точно уверен, что позволит парню начать жизнь с чистого листа после того, как все закончится…

URL
2012-05-04 в 03:14 

Epodemus




Mister Superstar (by Marylin Manson)

URL
2012-05-04 в 03:14 

Epodemus
- - -

Наконец, детектив получает ордер на арест. Чикстер попадает в руки правосудия. Но праздновать победу еще рано ― руки у правосудия оказываются коротки. Через несколько недель после ареста магната неожиданно освобождают ото всяких подозрений, а в главном здании Бюро случается пожар, в котором пропадает почти весь архив расследований Хьюго, и вместе с ним ― все материалы против его главного подозреваемого. С Чикстера снимают все подозрения за неимением улик. Хильдшер окончательно выходит из себя ― столько времени и сил потрачено зря, а его враг на свободе и теперь предпримет меры. В охоте на хищника упустить добычу ― значит допустить губительную ошибку. Детектив, не намеренный ждать, пока его противник нанесет ответный ход, снова переходит в наступление, решившись на отчаянный шаг ― лично посетить игорный дом Карла Чикстера, прорваться сквозь его охрану, добраться до хозяина и на этот раз выбить из него признание, чего бы это ни стоило. Хотя вряд ли ему удастся зайти так далеко ― на самом деле план Хьюго настолько дерзок и безумен, что он сам не верит в его успех и даже не надеется остаться в живых. Это был не более, чем приступ бешенства и безысходности ― когда все обходные пути перекрыты, терпение иссякло, и идти остается лишь вперед. Поэтому детектив не говорит о своей миссии ни слова никому, даже напарнице, и отправляется в опасный путь в сугубом одиночестве.

Но, похоже, вся удача, что была в распоряжении Хьюго, снова ему покровительствует. Из главных залов казино Хильдшер пробирается в служебные помещения через подземную автостоянку, по дороге выводя из строя всех, кто представляет из себя препятствие. Наконец, за последней дверью самого верхнего этажа перед ним оказывается сам Карл Чикстер. Избитый и перепуганный до полусмерти, он раскрывает имя своего адвоката, которого детектив, похоже, ненавидел еще больше. Но на этот раз жесткий допрос арестом не кончается. Сорняк следует вырывать с корнем так, чтобы его сердцевина никогда больше не давала роста ― Хильдшер убивает Чикстера, после чего смиренно ждет полицию, прибывшую на поднятый им шум…






NFS ProStreet Theme (from “Need For Speed ProStreet” the game)

URL
2012-05-04 в 03:16 

Epodemus
- - -

После получения целого набора выговоров ― как от начальства, так и от напарницы ― Хьюго, как ни странно, остается на своем рабочем месте. Но при этом получает срочный отпуск ― от греха подальше, пока не утрясут наделанный им беспорядок. Впрочем, детектив не возражает ― дело, наконец, закрыто, его силы исчерпались, да и Рождество не за горами. Хильдшер готовится к паломничеству в родные земли. В тоске по родине есть что-то умиротворяющее, несмотря на скорбные воспоминания, и потому раз в год он посещает родной город, где его уже никто не помнит, но который по-прежнему остается неизменным. И одинокая Эльза, которой оказывается нечем занять себя на предстоящих выходных, также напрашивается в дорогу.
Впервые в жизни Хоуп пересекает океан; вместе с ней Хьюго гуляет по местам счастливых лет своего детства и отдает дань памяти почившим близким. Впервые в жизни его сопровождает верный друг, сочувствующее сердце ― что-то, чего его окаменевшая душа еще не знала никогда. Впервые в жизни его сознание не содрогается от пожелания счастливого Рождества, и даже более того ― впервые в жизни Хьюго отвечает на него взаимностью…






- - -

Каникулы кончаются, вновь наступают трудовые будни. Однако Хьюго все еще чувствует себя выбитым из колеи. Привередливость и дисциплина сменяются апатией и ленью. Минувшая зима, как видно, заморозила не только землю, но и воздух ― всякое движение в нем остановилось, и, похоже, спячке поддались не только жители леса, но и обитатели городов. Неожиданная встряска настигает детектива в первые же дни весны.
Промозглым поздним вечером Хильдшер возвращается к себе домой. Но как только его ключ вонзается в замочную скважину, жилище сотрясает мощный взрыв, а сам он теряет сознание. Придя в чувство, Хьюго обнаруживает себя связанным в тускло освещенном помещении. Вскоре гробовую тишину обрывает скрип дверных петель…

Перед ним оказывается Бенжамин Рэтфильд ― бывший адвокат Карла Чикстера, успешно отвязавший своего покойного клиента от закона и сорвавший кропотливую работу детектива Хильдшера; крыса во всех отношениях, изворотливый и предприимчивый, этот фуррианец не оставил о себе ни капли информации ― лишь только его имя, вот и все, что самому Хьюго удалось о нем узнать. Впрочем, новоявленный персонаж проявляет общительность и самодовольство, с большой охотой повествуя о своих подвигах в подробнейших деталях…
Будучи исключительно способным юристом, Бенжамин уже давно пользуется популярностью у крупных шишек, ведущих подпольную деятельность и нуждающихся в надежном прикрытии. И свои обязанности Рэтфильд исполнял исправно до поры до времени. С такой же легкостью, с какой он защищал своих клиентов от правосудия, Рэтфильд этому же правосудию их и предавал, после чего присваивал себе чужое состояние, а истинных хозяев надежно упрятывал подальше. Так он и нажил собственный капитал, ловко манипулируя всем, что только попадало в его поле зрения.
Карл Чикстер был, по сути, лишь очередной марионеткой, управлять которой не составляло особого труда ― напыщенный петух так увлекся роскошью и радостями беззаботной жизни, что почти перестал принимать участие в серьезных делах, разделив бразды правления между многочисленными подчиненными. Бенжамин Рэтфильд, поначалу занимавший лишь одно из отведенных ему мест в образовавшейся системе, просто оказался расторопнее остальных и перехватил контроль над всей этой системой, став истинным хозяином положения, но при этом оставаясь глубоко в тени.

URL
2012-05-04 в 03:18 

Epodemus




Before the Storm (from “Hitman Blood Money” the game)

URL
2012-05-04 в 03:19 

Epodemus
Именно он привел торговлю живыми людьми и фуррианцами к состоянию наивысшей прибыли, готовясь в один прекрасный момент избавиться от Карла Чикстера, как и ото всех своих предыдущих клиентов. Появление Хьюго Хильдшера неожиданно ускорило его план, нанеся при этом значительный урон и изрядно потрепав нервы. И теперь назойливому паразиту не было суждено отделаться легкой смертью…
Но планы Бенжамина снова рушатся ― его убежище штурмуется полицией и агентами Бюро. Хильдшер спасен, но его новоиспеченный враг сбегает. Впрочем, тот совершил грубейшую ошибку ― выдал себя, и теперь стоило лишь крысе снова высунуть свой нос, как Хильдшер оторвет его собственными когтями. Но если подумать ― кто умеет убегать и прятаться лучше, чем крыса?..
Для Хьюго снова начинаются неспокойные дни. Конец его расследования оказался лишь верхушкой айсберга, а в списке появился новый противник, еще более опасный и могущественный, чем все предыдущие. Но сделать ничего нельзя ― его рыба снова уплыла на дно, не оставив на поверхности воды даже кругов. Вновь воцарившееся затишье и бессильное ожидание погоды у обманчиво затихнувшего моря действует Хильдшеру на нервы. Хоуп пытается отвлечь напарника от навязчивой идеи, не дававшей ему покоя, но решение вновь нагрянуло само собой…

- - -

Долгожданный звонок от Чипса наводит Хильдшера на очередное место преступления. Истомившийся по делу детектив и его напарница спешат к очередному логову, где обезвреживают мелкую шайку и находят маленькую фуррианку, живую и, что еще важнее - невредимую. Небывалая удача, и Хьюго не выпускает спасенную из рук всю дорогу до больницы.
Девочку звали Ева. Неизвестные, ворвавшиеся в ее дом, на ее же собственных глазах убивают ее родителей, а ее саму похищают с намерением превратить в жертву для своих увеселений ̶ история, всколыхнувшая в глубине сознания Хьюго самые болезненные воспоминания из прошлого. На этот раз он пришел на помощь почти вовремя, но похищенную предварительно накачивают чем-то наркотическим так обильно, что она впадает в полное беспамятство.
Каждый день Хильдшер навещает Еву в больнице, по нескольку часов просиживая рядом, терпеливо ожидая ее пробуждения. Наконец, судьба вознаграждает его упорство - маленькая фуррианка открывает глаза и даже начинает говорить. Но вместе с сознанием к ней возвращается и память, в которой, кроме ужаса и боли, не осталось больше ничего. Теперь Хьюго еще больше чувствует необходимость своего присутствия ̶ ему и раньше приходилось находить выживших, но все они лишь доживали свои последние мгновения; теперь же, когда детектив впервые по-настоящему спасает чью-то жизнь, пускать все на самотек он не собирается. Да, девочка жива, но далеко не невредима ̶ ее искалеченная жизнь уже никогда не станет прежней. Ева отказывается с кем-либо разговаривать, почти ничего не ест и большую часть времени пребывает в продолжительном и беспробудном сне.
Спустя месяц едва окрепшую сиротку определяют в детский приют, где ее состояние не особо прогрессирует. Лишь немного оживления приносят регулярные появления Хьюго, который не перестает уделять ей время даже в ущерб работе, что безмерно удивляет и трогает Эльзу - такое неожиданное и трепетное проявление заботы со стороны Хильдшера, большую часть времени напоминавшего гранитное изваяние, ей еще никогда не приходилось видеть. В его груди, как оказалось, бьется настоящее живое сердце - и это было изумительное и радующее открытие.
Между тем Хьюго и Ева крепко сближаются друг с другом. Две сироты - остервенелый хищник и несмышленая дошкольница - две одинокие души, обиженные злой судьбой, воссоединяются по ее же непредсказуемой воле, рождая друг в друге желание жить дальше…


… Но опять остепенившуюся жизнь Хьюго обрывает тревожный звонок ̶ маленькая фуррианка внезапно и бесследно пропадает из приюта. Целые сутки детектив проводит в тщетных поисках, обуреваемый странным, незнакомым ему чувством. Уже глубоким вечером Эльза упрашивает измотанного и теряющего самообладание напарника передохнуть. Удрученный Хильдшер возвращается домой и, приближаясь к порогу, неожиданно находит Еву, свернувшуюся клубком на коврике у самой двери и спавшую мирным безмятежным сном…
За несколько дней до инцидента Хильдшер, до кончиков ушей заваленный работой, впервые нарушил регулярность своих посещений. Истомившаяся Ева не выдержала ожидания и на третий день сбежала из приюта, решив, что настала ее очередь наведываться в гости. И, в отличие от тех, кого она заставила понервничать, Ева, похоже, знала, где искать свою пропажу - накануне Хьюго вдруг теряет записную книжку с адресом своего нового дома, которую носил в кармане плаща. И пока пропавшую сиротку лихорадочно ищут по всему городу, она спокойно и терпеливо ждет у самого порога там, где никто бы даже не додумался ее искать…
В тот вечер Хьюго ничего не остается, кроме как перенести спящую Еву в дом и охранять ее покой всю ночь. За эти несколько часов - самых спокойных и безмятежных в его жизни - Хильдшер наконец осознает, как опостылела ему та жизнь, к которой он привык. Одиночество, с которым он гордо мирился, тоска, которую он мужественно подавлял, насилие и жестокость, ставшие его рутиной - все это ему просто надоело. В глубине души он жаждал того же, что и все - мирной жизни, уютного дома, и права на хотя бы небольшое, скромное, но доступное любому счастье. Эти умиротворяющие, бесценные мгновения хочется продлить до конца жизни, и детектив приходит к однозначному решению - как только он доведет свое последнее расследование до конца, он бросит все и попытается начать все заново. Неважно, как и где, и что потом - в его душе растаял лед, каменные своды треснули, и рухнул особняк, державшийся десятилетиями непреклонно, непоколебимо, одиноко и невзрачно посреди пустыни вечной засухи, где даже призраки не находили себе места…

URL
2012-05-04 в 03:21 

Epodemus



Tears Of (from “Silent Hill” the game)


Наутро Хьюго снова отправляет свою подопечную в приют, дав обещание вернуться. Времени, между тем, потеряно немало - Рэтфильд уже пару месяцев ничем не выдает своего существования и вряд ли собирался оставаться со своим заклятым врагом по меньшей мере в одном городе. Информация, предоставленная Чипсом, это красноречиво подтверждает - в подполье творится какая-то суета. Похоже, что ”Проныра Бен” пытается скопить все свои пожитки, прежде чем удариться в бега. Детектив прилагает все усилия, чтобы заморозить деятельность юриста, шаг за шагом прижимая его к стенке, все еще не видя свою юркую добычу, но перекрывая ей доступ к кислороду, подталкивая на разоблачающее действие. И его план приходит к долгожданному итогу…

URL
2012-05-04 в 03:23 

Epodemus
Последний звонок от Чипса - последний акт его неоценимой помощи детективу - он узнает, что крыса поступает так, как от нее и ожидалось. Только обычно крысы бегут с тонущего корабля - а Бенжамин, напротив, снаряжает свой собственный корабль, чтобы убраться с тонущего острова своих амбиций. Первая, единственная и последняя возможность добраться до ненавистной цели - Хьюго, как никогда, серьезен и настроен только на победу - даже собственная смерть больше не является альтернативой, ведь у него теперь есть резонный стимул к выживанию. Но между тем, это очередной отчаянный и безумный план, противоречащий благоразумию, которому обычно Хильдшер отдает большее предпочтение. Как и в прошлый раз, он не решается поведать о своих планах никому - ведь в противном случае подозреваемого заставят взять живьем, а в этой битве детектив брать пленных не намерен - разве что своей верной напарнице; и его откровенность перед ней оказывается полноценной и беспощадной - он предупреждает фуррианку о том, насколько опасно предпринятое им дело, и о предстоящем нарушении обещания о добропорядочности, которое он ей когда-то дал и которое исправно сдерживал... И все же в этот раз он не остается на своем пути в уединении - Эльза намерена идти со своим напарником, наставником и другом до конца, чего бы это не стоило. Ни разу за несколько десятилетий непоколебимое сердце Хильдшера не дрогнуло ни перед одним логовом опасных ядовитых гадов - но в этот вечер оно трепетало, предвкушая горечь смерти, остроту риска и сладость победного триумфа…

Теплой летней ночью, ничем не предзнаменовавшей никаких судьбоносных действий и безжалостных кровопролитий, Хьюго, его верный пес Марк и не менее самоотверженная Эльза пробираются в закрытый порт, а после - на корабль Рэтфильда, в считанные часы перед отплытием. На борту их встречают телохранители "Проныры Бена" - скудные остатки его окружения, в противостоянии которым гибнет Марк, а Хоуп получает тяжелое ранение. Сам Хильдшер едва держится на ногах, но упорно продолжает идти к цели, которую, наконец, находит - Бенжамин Рэтфильд оказывается перед ним, на этот раз беззащитный и далеко не такой самоуверенный, как в их первую встречу. Напрасно он пытается заговорить детективу зубы или подкупить. Рассвирепевший Хильдшер наслаждается возмездием сполна - его враг тоже не отделается легкой пулей. Наконец, на судне не остается больше ни одной живой души, и сам Хьюго, обессилев, падает без чувств рядом с обезображенным трупом своего заклятого врага. Лишь одна мысль занимает его разум, медленно затухающий, как и энергия в его теле - он все-таки закончил начатое, не оставив больше ни одной прорехи. Впрочем, как и всегда…




Winter Night (from “Hitman Contracts” the game)

URL
2012-05-04 в 03:24 

Epodemus
- - -

Второй раз в жизни Хьюго просыпается в больнице после встречи с крысой - и в этот раз, опять-таки, он обязан своей жизнью перед Хоуп: его напарница была еще в сознании, когда добралась-таки до неподвижных тел детектива и его бездыханного противника, и перед тем, как отключиться в свою очередь, вызывает помощь. Изрядно потрепанные, но к собственному удивлению - живые - они во взаимном понимающем молчании наслаждаются часами заслуженного отдыха…
Дело, продолжавшееся несколько лет, наконец, закрыто. Остается лишь добавить в примечании пару заключительных штрихов. Детектив с напарницей получают очередной выговор - впрочем, Хильдшера уж больше точно не тревожит увольнение. Эльза же, несмотря на оказание пособничества в деструктивных методах напарника, не избегает повышения за проявленную инициативу.
Своего пса Марка, верно прослужившего хозяину немало лет и взращенного им с самого рождения, Хьюго торжественно хоронит в живописном загородном местечке, где дрессировал его в былые годы.
От Чипса, также хранившего детективу преданность, беспрекословно соблюдавшего условия их обоюдного договора, рисковавшего собственной шкурой ради бескорыстной помощи и снискавшего глубокое уважение и привязанность своего сурового партнера, не слышно больше ничего. Лишь пару недель спустя после штурма корабля, устроенного Хильдшером, вскрывают захудалую квартирку, где находят бездыханное тело сурриката - в его крови обнаруживают сильнодействующие наркотические вещества. Хьюго, для которого эта очередная совсем не нужная потеря становится не менее значительной и горькой, так никогда и не узнает истинных причин смерти фуррианца, которому пообещал спасение - стал ли он всего лишь жертвой собственной зависимости, либо же, осознав, что выполнил свой долг и более не достоин влачить жалкое существование, умышленно принимает смертельную дозу, чтобы обрести свое собственное спасение во сне, лишенном кошмаров и страданий его оскверненной совести?..

Теперь Хьюго уверен, что здесь, на материке, его больше ничто не держит. Он не изменил своей идее начать жизнь с нового листа. Накопив кое-какие сбережения, он собирается вернуться на родину, где на этот раз останется навсегда, и взять с собой сиротку-Еву, которой тоже терять больше нечего. Лишь одно сдерживает решительность детектива (теперь уже в отставке) - расставание с Эльзой, которая намерена продолжать свою карьеру на материке, получив уверенный, хоть и поначалу грубоватый толчок благодаря знакомству с Хильдшером. Для нее разлука тоже представляется невосполнимой утратой, ведь эти годы близкого партнерства переросли к крепкую дружбу - слишком крепкую, чтобы ее узы, разорвавшись, не оставили незаживающих ран. Никто из них даже в последнюю минуту так и не решается признаться в своих чувствах ̶ если таковые имели место, в чем, опять-таки, никто из них уверен не был. Лишь первые и последние объятия - молчаливые, но искренние и горячие - единственный намек на искорку, томившуюся под пеплом в глубине двух сжившихся сердец…
Это был разгар октябрьской осени – деревья сбрасывали с себя ржавую медь, как гнилую ношу с огрубевших плеч, а воздух становился свежим и прозрачным, постепенно освобождаясь от обжигавшей летней пыли…

URL
2012-05-04 в 03:25 

Epodemus
- Эпилог -

Из последней записи Хьюго Хильдшера:

“… Сегодня мы с Евой встретили Рождество. Я снова праздную его, впервые за все это время… не считая того раза с Хоуп, когда я нарушил обет своего одиночества. Жаль, что ее не было сегодня с нами… Мне удалось найти наш старый семейный дом и даже выкупить обратно - предыдущие хозяева как раз уже полгода как искали покупателей. Кстати, они тоже собирались за океан - так же, как и я когда-то. Но теперь я снова здесь, и больше никуда уходить не собираюсь. Ровно как и не хочу больше играть со смертью. Жаль, что отец не дожил до этого дня - он ведь тоже не верил, что бывает иная, лучшая жизнь. Так ее и не увидел… Тем больше причин для меня насладиться этой лучшей жизнью вдоволь. Ею я не собираюсь рисковать.
Ева спит, как младенец - я ей завидую… Эти никчемные доктора предупреждали, что ее всю жизнь будут мучить кошмары, но глядя на нее, я чувствую - из нее вырастет крепыш под стать мне самому. Я уже не помню, сколько лет в моем жилище не появлялось рождественское дерево… Но зато я вспомнил, каково это - говорить самому близкому и дорогому себе существу от чистого сердца:

- Счастливого Рождества…




URL
     

Хорьковская нора

главная